Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

«Публичные облака и промышленность "не"совместимы», — так категорично называлась одна из декабрьских сессий «Иннопрома». Правда, стилизованно перечеркнутая отрицательная частица «НЕ» в слове «несовместимы» смягчила эту категоричность.

 

Момент настал

 

По мнению участников сессии, хотя недоверие к облачным технологиям сохраняется, 2020 год можно считать переломным. С приходом пандемии и процессами цифровизации интерес к идее использования публичных облаков вырос. Ускорению этого процесса способствовало несколько факторов: развитие IT и опыт западных компаний в использовании облачных сервисов; появление на российском IT-рынке отечественных облачных провайдеров с инфраструктурой и дата-центрами, что открывает для российского бизнеса больше возможностей как с технической, так и с регуляторной точек зрения. Скорость вывода на рынок новых продуктов критична в условиях конкурентного рынка, и именно облачные технологии позволяют быстро выпустить на рынок продукт или на основе накопленного опыта и своих данных провести эксперименты и найти решение тех или иных задач.

независимый эксперт Роман Веселов

Роман Веселов

 

Над компаниями всегда довлеет жесткий императив — достичь большего меньшими средствами. «В результате настал момент, когда всё сообщество IT оказалось в непростой ситуации: многие годы нам предлагали сокращать расходы, а потом потребовали инноваций, — высказывает свое мнение независимый эксперт Роман Веселов. — И сейчас мы находимся в моменте перехода от обычного поддержания инфраструктуры к фундаментальным изменениям. Думаю, этот переход будет даваться непросто». По мнению Романа Веселова, традиционные игроки находятся в менее выгодном положении, чем стартапы, новички рынка, которые в полной мере могут использовать преимущества работы с чистого листа. Инфраструктура устоявшихся компаний приносит пользу, но чтобы оставаться актуальными в наступившую эпоху больших данных, предприятия должны анализировать огромные объемы данных, чтобы получать действенные выводы как из исторических, так и из онлайн-данных. Если у компании нет высокоразвитой IT-инфраструктуры, можно пойти по пути разработки собственной платформы, но можно ее внедрить сразу, просто купив подписку на какое-то облако.

 

Роман Веселов поделился также своими наблюдениями за рынком. Прогноз по мировому рынку облаков на 2000 год выражался цифрой в 260 млрд долл., российский рынок — 90 млрд рублей. По словам Романа Веселова, российский рынок растет сумасшедшими темпами, прирост в 2019 году составил 27%. «Это очень хороший показатель, и он не будет снижаться. Это самый серьезный маячок, который может дать компаниям уверенность. И уж точно стартапы или молодые компании выберут путь, который не требует инвестиций в несколько десятков миллионов рублей, а позволяет сразу переходить на подписную модель».

 

 

Безопасность не терпит компромиссов

 

Евгений Филатов

Евгений Филатов

 

Евгений Филатов, руководитель направления интеллектуальных облачных и инфраструктурных услуг компании accenture в России, привел результаты исследования его компании, согласно которому основное беспокойство по поводу перехода на облака (не только в России, но и в мире) связано главным образом с двумя моментами. Первый — это insider security провайдера. Второй — соответствие регуляторным требованиям, в частности, возможная потеря контроля над чувствительными данными, территориально хранящимися на облаках зарубежных провайдеров, сложности с проведением аудита и т. д.

 

Андрей Иванов

Андрей Иванов

 

Профессиональный ответ на вопросы безопасности дал Андрей Иванов, руководитель направления развития сервисов безопасности Yandex Cloud. По его мнению, без оглядки не стоит доверять никому, однако полезно знать, что крупные игроки рынка облачных сервисов серьезно инвестируют в информационную безопасность на своей стороне, а клиенту надо уметь это проверять. По опыту западных компаний, проверка происходит в формате некоего преаудита или заполнения специализированного опросника. Российские компании пока не умеют качественно делать опросники, поскольку они не учитывают облачную специфику, и обычно содержат вопросы, больше связанные с надежностью контрагента или безопасностью системы, которую какой-то сторонний субподрядчик должен для них разработать. Надо понимать, что в облаке происходит некое разделение ответственности как за эксплуатацию, так и за эту самую безопасность. Андрей Иванов привел пример с установкой антивируса. За нижний слой инфраструктуры отвечает провайдер, и его, в принципе, можно попросить использовать антивирус либо аналогичные технологии, чтобы бороться с вирусом. Но также есть некий верхний, прикладной слой, который контролирует клиент. На этот слой провайдер доступа обычно не имеет и в принципе старается не иметь доступа к виртуальной машине клиента, потому что это исключительно его система, его технологии, и он сам должен решать, нужен ли ему там антивирус. Аналогичные сложности возникают в случаях расследования инцидентов, когда нужно понять, на чьей стороне — провайдера или клиента — произошел сбой с безопасностью. Иными словами, безопасность — забота общая. Обычных хакеров глубокая оборона, как правило, останавливает и, как показывает статистика, хакеры предпочитают атаковать собственные коды владельцев данных, а не провайдера, где на разных уровнях реализована модель защиты defense in depth. Эта концепция глубокой защиты предполагает организацию независимой защиты каждого уровня информационной системы.

 

Зачем идти в облако

 

Александр Томилов

Александр Томилов

 

Ключевая выгода от перехода на облако, заключается, по мнению Александра Томилова, руководителя подразделения промышленного интернета вещей компании Glow Byte, в скорости и гибкости. «В облаке проект можно за несколько минут запустить, опробовать, сразу откинуть все лишнее. За неделю перепробовано будет несколько десятков подходов и аналитический сервис. Примерно сюда же ложится и история с инновациями, потому что все облачные провайдеры стараются предлагать инновационные продукты, содержащие продвинутые средства аналитики, готовые модели искусственного интеллекта. Второй аспект — гибкость масштабирования. Только облачная платформа позволяет быстро увеличивать мощности в случае успеха продукта».

 

Про деньги

 

Роман Веселов призвал не забывать, что, когда IT с безопасностью договорились и происходит переход на облако, происходит резкий крен из CapEx (капитальные затраты) в OpEx (операционные затраты), чего очень не любят финансовые службы. Они любят, когда OpEx падает либо доходы увеличиваются. Обязательно предстоит показать, что структура затрат также изменится, статьи будут совершенно другие, потому что в CapEx будут отсутствовать статьи на модернизацию, реновацию, закупку нового оборудования.

 

Преодоление таких страхов позволяет как минимум сэкономить «огромные суммы на эффекте масштаба, заработать на новых технологиях и получить конкурентные преимущества», — утверждает Роман Веселов.

 

Хороший вопрос поставил Евгений Филатов. Одно из исследований компании accen-ture показало, что почти в 50% случаев за переход в облако стоят либо владелец бизнеса, либо гендиректор, и всего 25–27% директоров по информационным технологиям. Почему?
Роман Веселов считает, что ответ лежит на поверхности. Владелец бизнеса или гендиректор — это «про деньги», а обязанность директора по информационным технологиям — обеспечить работоспособность текущей инфраструктуры, в которой всё отлажено, надежно, безопасно, одним словом, инфраструктура работает. Выход из этого «привычного контура» не всегда даётся легко.

 

С чего начать?

 

Валерий Фокин

Валерий Фокин

 

Валерий Фокин, руководитель департамента информационных технологий АО «ОХК «Уралхим», начал эту тему с утверждения, что любая новая инициатива, к которой бизнес часто — что греха таить! — относится с недоверием, должна начинаться, во‑первых, с малого, во‑вторых, с пилота. Первое, что, по его мнению, надо сделать, это найти какой-нибудь интересный кейс, второстепенный, не касающийся основных бизнес-процессов компании, иначе идею будет тяжело продвинуть, потом реализовать пилот этого кейса в облаке. Показать результат этого пилота или нескольких пилотов по нескольким кейсам. Потом растиражировать эту практику. Ничто лучше не скажет в пользу какой-нибудь технологии, чем успешные кейсы и применения. Александр Томилов добавил к этой схеме «шаг ноль» — наличие инициативной группы, которая не смотрит на облака как на некую магию, да еще потенциально небезопасную, а понимает суть вопроса. И конечно, при планировании пилотов не забыть дойти до своей службы безопасности, потому что в облаке прежде всего заинтересованы бизнес-департаменты, а департамент безопасности, как правило, не тот департамент, который будет приветствовать облако.

 

Тренды

 

Александр Томилов указывает две долгосрочные тенденции. Прежде всего, переход к клиентской аналитике, «которая возникает даже у производственных компаний». Сегодня они «терпят» со стороны инфраструктуры дополнительную и редко предсказуемую нагрузку, а возможности масштабирования облака позволяют эту нагрузку балансировать. Если раньше для производственных компаний аналитика было «нишевой историей» управляющей компании, то сейчас аналитика становится все более важной, особенно в таких направлениях, как интернет вещей со сбором данных, образующихся непосредственно на производственном оборудовании. И это, по мнению Томилова, вторая долгосрочная тенденция.

 

По мнению Романа Веселова, сильнейшим технологическим трендом 2021 года станет распределённое облако. Сотрудники, клиенты, партнёры территориально могут находиться где угодно, но для российских компаний по-прежнему одним из основных регуляторных препятствий является требование хранить данные локально, что, конечно, играет на руку отечественным провайдерам.

 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" № 1-2021

 


 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров