Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Официальная статистика о состоянии российского станкостроения в уходящем году появится только через несколько месяцев. Однако сегодня стоит напомнить некоторые цифры, потому что информация по 2016 году подтвердит или опровергнет предположения об устойчивых тенденциях.

Немного исходных цифр

Согласно исследованиям Gardner Research, которое затронуло 60 стран, в 2015 году производство станков в нашей стране выразилось показателем 485 млн долл., что означало прирост в 7,6% относительно предыдущего года. Выпуск станков растет, а потребление падает. Оно составило в 2015 году 2,177 млрд долл., показав снижение на 5,5%. По прогнозу на 2016 год потребление должно составить 1,741 млрд долл., что равнозначно снижению еще на 25%. Российский импорт станков в 2015 году составил 1,756 млрд долл. при потреблении 2,177 млрд долл., что означало сокращение доли импорта с недавних 90–95% до 81%. Напомним, что согласно принятой программе импортозамещения мы к 2020 году должны выйти на показатель импорта в 58%.
При импорте в 1,756 млрд долл. Россия экспортировала в 2015 году станков на 64,0 млн долл., что говорит об отрицательном торговом балансе в 1,692 млрд долл. По потреблению станков на душу населения мировым лидером названа Швейцария — 126,6 долл., Россия на 33 месте с показателем 15,1 долл. на душу населения.
В публичной декларации на 2016 год Минпромторг  в рамках реализации политики импортозамещения так формулирует свои задачи для станкостроения, нефтегазового, тяжелого, энергетического машиностроения, электротехнической и кабельной промышленности: развитие конкурентной продукции, содействие разработчикам и производителям оборудования в освоении и внедрении новых отечественных технологий, поддержка экспорта высокотехнологичной продукции.
При всех цифровых разночтениях с другими исследованиями к числу позитивных явлений можно отнести прозрачность позиции Минпромторга, который открыто продекларировал, что в 2017 году доля импорта сократится до 70 %, а в 2018 году — до 66 %.

Не цифрой единой

Уходящий год интересен не только цифрами. Прежде всего заметим, что все цифры фокусируются на металлорежущем оборудовании, тогда как лавинообразно нарастает интерес к обработке металла на основе аддитивных технологий. Пока никто не берется сказать, как это может отразиться на потреблении, а, следовательно, и выпуске металлорежущих станков. Но это в отдаленной перспективе, а сегодня для нас куда актуальнее переход от традиционных «сверлилок» к многокоординатным обрабатывающим центрам с ЧПУ.
Продолжает работу созданный в 2014 году Фонд развития промышленности (ФРП), который предоставляет предприятиям, прошедшим отбор, кредиты под 5 % годовых сроком на 5–7 лет в объеме от 50 до 700 млн рублей. В 2015 году в станкостроении впервые за последние 5 лет общий объем государственных и частных инвестиций составил 4,5 млрд рублей, в прогнозах на 2016 год фигурировала цифра в 10 млрд рублей.
В 2016 году в ФРП была создана отдельная программа «Станкостроение», в которую заложен механизм финансирования инвестиционных проектов через целевые займы. Как рассказал в одном из интервью заместитель министра промышленности и торговли РФ Василий Осьмаков, «по состоянию на третий квартал 2016 года по пяти проектам одобрено финансирование на сумму 1,79 млрд рублей. Наряду с этим реализуется новый механизм льготного лизинга, который предполагает предоставление предприятиям льготных займов по ставке 5% годовых на уплату до 50% аванса за оборудование, взятое в лизинг».
Буквально в ноябре правительство РФ утвердило новый инструмент поддержки производителей — предоставление субсидий из федерального бюджета на компенсацию части документально подтвержденных затрат на производство и реализацию пилотных партий высокотехнологичных средств производства. Мера направлена на стимулирование создания и продвижение новой техники, потому что производство и вывод на рынок нового оборудования сложны и для производителя, и для потребителя. Для производителя нового образца сложность заключается не только в высоких издержках, но и в получении референций потребителей. Для потребителя сложности связаны, в первую очередь, с высокими рисками использования техники без «кредитной истории» и с высокой ее стоимостью. Компенсировать предполагается 50 % стоимости новой разработки, что сократит издержки производителя на разработку и цену для потребителя. На реализацию проекта выделен 1 млрд рублей. На сегодня возмещены могут быть затраты, фактически понесенные с 1 марта по 10 декабря 2016 года.
Непостоянство правил игры отпугивает инвесторов от нашего рынка. Попыткой разблокировать этот инвестиционный тормоз стало принятое прошлым летом постановление правительства о механизме заключения специальных инвестиционных контрактов (СПИК). Заключая СПИК, государство преследует цель получить лучшие зарубежные технологии и внедрить их в России, и в 2016 в разных отраслях были заключены первые СПИКи. Для станкостроения участником первого специнвестпроекта стал концерн DMG MORI. Зарубежный инвестор получил гарантии стабильности полученных им льгот на десять лет, DMG Mori, в свою очередь, обязуется нарастить мощность своего завода в Ульяновске с 300 до 1200 станков в год, а также увеличить количество рабочих мест с 200 до 240. Ключевое требование государства в этой сделке — нарастить локализацию до 70 %.
Все эти меры государства по усилению инвестиционной привлекательности станкостроения можно сравнить с работой сеятеля. Прорастут ли посаженные семена реальным ростом выпуска продукции? Это мы узнаем вместе со статистикой за 2016 год.
 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров