Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Продолжаем рассказывать о важных для наших читателей событиях деловой программы «Иннопрома», которая проходит в режиме онлайн. 

 

 

«Робототехника в России и в мире» — так звучит повестка Международной промышленной выставки «Иннопром», которая должна пройти в июле в Екатеринбурге. Глобальный формат выставке нынешнего года придает 54‑й международный симпозиум по робототехнике ISR, который станет ключевым событием «Иннопрома». На дискуссии, конференции, презентации, семинары в Екатеринбурге ожидают делегатов со всех континентов. В преддверии такого важного для мирового рынка робототехники события организаторы симпозиума и выставки провели совместную сессию, чтобы «сверить часы» — оценить актуальное состояние и перспективы развития робототехники в глобальном и российском масштабе.

 

 

Прогнозы полны оптимизма

 

 

Генеральный секретарь Международной федерации робототехники IFR Сьюзан Биллер (Susan Biller) констатировала в своем выступлении, что пандемия COVID‑19 не привела к появлению ­каких-либо новых тенденций, но она ускорила использование робототехники за пределами устоявшейся практики. В этом отношении пандемия оказалась самой большой движущей силой изменений в отрасли. Перспективы индустрии робототехники она назвала радужными, и 2021 год в полной мере это продемонстрирует. «Мы знаем, что в России по сравнению с другими странами мало покупают роботов,  — сказала г-жа Биллер,  — но потенциал роста очень большой. Это одна из немногих стран, где установка роботов прирастает на 30% в год».

 

Сьюзан Биллер (Susan Biller)

Сьюзан Биллер (Susan Biller)

 

Александр Яшкин

Александр Яшкин

 

 

Наблюдения IFR подтвердили представители российского бизнеса. Так, Александр Яшкин, генеральный директор «FANUC Россия», сказал, что «активнее стали инвестировать в робототехнику компании малого и среднего бизнеса. Есть факторы, ограничивающие использование роботов, например, дешевая рабочая сила, но, по мнению г-на Яшкина, в 2020 году этой рабочей силы не было на рынке, и единственный способ не останавливать работу предприятий,  — это робототехника. Усилился спрос со стороны новых отраслей, которые в прошлые годы не применяли робототехнику либо опасались ее применять». Эту точку зрения разделяет и генеральный директор «KUKA Россия» Дмитрий Капишников: «Минувший 2020 год еще раз показал, что Россия — особенная страна. Мой оптимизм только окреп, мы рассчитываем, что рынок вырастет на 30–40%».

 

Дмитрий Капишников

Дмитрий Капишников

 

 

 

Чем важен симпозиум

 

Алиса Конюховская

Алиса Конюховская

 

 

Исполнительный директор Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР) Алиса Конюховская, стараниями которой мировой симпозиум пришел в Россию, отметила один из важных принципов ISR — коммуникация науки и бизнеса. Это, по ее мнению, важно для развития локального рынка. Наряду с такими общими для всех симпозиумов темами, как возможности применения промышленной робототехники, программирование, управление, контроль, компоненты, коботы, в планах иннопромовского ISR темы, которые актуальны именно для российского бизнеса и которые, по словам Алисы Конюховской, получают новую динамику своего развития. Это применение роботов в логистике, в нефтегазовой и в атомной промышленности, в энергетике. Например, согласно исследованию, проведенному в ПАО «Газпром нефть», к 2030 году потребуется порядка 1 млн роботов. Будет обсуждаться тема экзоскелетов для бизнеса. В научной части предполагается сотрудничество с ЦНИИ РТК, который является куратором научной конференции «Экстремальная робототехника». Свою задачу НАУРР видит в том, чтобы «сделать микс промышленного и научного подхода, что должно простимулировать развитие робототехники в России».

 

 

Где ждать наступления роботов?

 

Антон Атрашкин

Антон Атрашкин

Алексей Гонноченко

Алексей Гонноченко

 

 

Модератор сессии Антон Атрашкин, директор деловой программы «Иннопрома», попросил прокомментировать большое количество мнений, что основные технологические прорывы будут происходить именно в сфере сервисной робототехники. Алексей Гонноченко, руководитель лаборатории робототехники «Сбера», не согласен с такой точкой зрения. По его мнению, скорее те технологии, которые появляются сейчас и будут развиваться в будущем, позволят изменить подход к тому, как роботы внедряются в промышленности. Сейчас робот — это, по сути, отдельная технологическая цепочка, которая очень редко встраивается в существующие бизнес-­процессы без их радикального изменения. «Когда мы говорим о сервисных роботах, мы воспринимаем их как замену человека в том процессе, который уже есть: был дворник, сварщик или уборщик — заменили роботом. Точно такой же подход может быть применен и в промышленности, где сейчас роботы не внедряют из-за того, что бизнес-­процессы очень сложно перестроить — дорого или невозможно по технологическим причинам. Поэтому можно сказать, что сервисная робототехника будет везде, где будет полезна. Пандемия, конечно, очень сильно подогревает интерес к роботам, которые могут заменить людей в различных бизнес-­процессах и тем самым разорвать цепочку распространения инфекции, причем не только коронавирусную, но и любую другую». Алексей Гонноченко подчеркнул, что даже IFR в своей статистике имеет раздел, посвященный роботам-­дезинфекторам, потому что именно сегмент роботов для борьбы с COVID‑19 показал самые высокие темпы роста на уровне 200–300%.

 

 

Проблемы настоящие и мнимые

 

 

Цифровые показатели развития мирового и российского рынков не затмили тему социальной ответственности разработчиков робототехники. Модератор сессии Антон Атрашкин, открывая тему, привел мнение основателя и бессменного президента Всемирного экономического форума в Давосе Клауса Шваба (Klaus  Schwab), который считает, что при всех положительных моментах роботизации внедрение роботов будет вымывать людей из промышленности, и об этом разработчикам нужно помнить. В 2025 году, по его мнению, наступит момент, когда влияние робототехники на нашу жизнь станет переломным.

 

 

Участники сессии и в этом вопросе продемонстрировали достаточный оптимизм. Алиса Конюховская предложила взгляд на проблему изнутри робототехнического сообщества. Прежде всего, изменения происходят не так быстро и носят эволюционный, а не революционный характер. Первый промышленный робот стал массово производиться в 1969 году, а сейчас в нашей стране плотность роботизации составляет шесть роботов на 10 тысяч рабочих (напомним, что в Сингапуре почти в 150 раз больше. — Ред.). Но в России, по словам Алисы Конюховской, сейчас другая проблема:  в регионах на предприятиях не хватает кадров, молодые люди не стремятся идти на завод, а те, кто сегодня работают, постепенно выходят на пенсию. Из этого Алиса Конюховская делает вывод, что технологические преобразования будут идти вместе со сменой поколений на предприятиях. «И вообще важно понимать, — напоминает она, — что технологическое будущее наступает неравномерно, ­где-то быстрее, ­где-то медленнее, и фокусироваться надо на создании кадров». Бизнес должен заниматься бизнесом, а задача государства — озаботиться переобучением персонала, который вдруг столкнулся с проблемами трудоустройства.

 

 

Дмитрий Капишников, признавая ответственность разработчиков робототехники, все же не считает, что роботы массово будут «увольнять» людей. «Сравните уровень занятости в России, где уровень роботизации довольно низкий, и уровень занятости в Германии, где уровень роботизации в сто раз выше. Серьезных проблем с занятостью там не наблюдается».

 

 

Алексей Гонноченко, в свою очередь, напомнил, что за 20‑й век исчезли десятки профессий, которые вытеснены новыми технологиями. «Робототехника — еще одна технология, которая меняет рынок труда, делая одни профессии бессмысленными, другие более актуальными. К­огда-то в сельском хозяйстве работало 90% населения мира, сейчас не более 10%, и остальные не остались без работы. Они нашли себя в сервисной экономике, в обслуживании, в создании дополнительной ценности, повышении комфорта жизни и изобретении ­каких-то новых удивительных вещей. Аналогичная история с роботами. «Мы стремимся освободить людей от малоинтеллектуального труда, перенаправив их мозги и руки в ­какое-то более полезное русло, чем сейчас. Тем не менее, внедряя роботов, возможные социальные последствия надо держать в голове. Это один из вызовов для государства».

 

 

Александр Ферль  (Alexander Verl)

Александр Ферль 
(Alexander Verl)

 

 

Антон Атрашкин напомнил, что ­когда-то и угольные шахты в ряде стран закрывались. Александр Ферль (Alexander Verl), профессор Штуттгартского университета, глава научного комитета IFR, счел этот пример хорошим: производство угля значительно сократилось, но есть новые рабочие места в атомной энергетике. «Роботы действительно могут создавать рабочие места,  — утверждает г-н Ферль.  — Страны с высоким количеством роботов как раз обладают меньшим уровнем безработицы. Если вы хотите конкурировать на мировом уровне без использования робототехники, то это неправильный выбор, потому что вы просто не сможете быть конкурентоспособны».

 

 

Блиц

 

В завершение сессии Антон Атрашкин попросил участников в режиме блица ответить на вопрос, что мешает развитию робототехники в России. На первом месте оказалась нехватка кадров на многих предприятиях и у интеграторов, затем отсутствие государственной политики в части поддержки рынка робототехники. Нельзя сбрасывать со счетов общие экономические и финансовые условия и возможность/невозможность инвестиций, а также отсутствие конкурентной среды, что уменьшает стремление к улучшению качества продукции. Алиса Конюховская отдельно обратила внимание на необходимость изменения информационной повестки. Сегодня усилиями СМИ и кинематографа в общественном сознании утвердилось мнение, что роботы — это ­что-то опасное, несущее угрозу. На самом деле это полезный инструмент для улучшения качества бизнесов, качества жизни людей. Именно это идею надо сделать понятной и продвигать в общество.
 

 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" № 2-2021

 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров