Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Каким оборудованием работаем сегодня? Чем будем работать завтра? На эти и другие вопросы по поводу состояния и перспектив рынка сварочного оборудования отвечают главные сварщики российских предприятий.

Марина Харыбина, главный сварщик компании ОАО «Специализированное Управление — 2»

Игорь Оськин, главный сварщик ГУП «Мособлгаз»

Сергей Зигунов, главный сварщик ОАО «Коломенский завод»

Михаил Голосов, начальник отдела сварки и термообработки Нововоронежатом-энергоремонт — филиала АО «Атомэнергоремонт»

Сергей Пешехонов, главный сварщик Группы компаний «МИР»

По данным Росстата оборот сварочного рынка в 2013 году составил 630 млн долл., относительно дальнейшего развития событий мнения экспертов тогда решительно разошлись: одни прогнозировали приостановку роста, другие считали, что  к концу 2015 года рынок подойдет к показателю 915 млн долл. Пока статистические данные по 2015 году еще не опубликованы, как оценить состояние рынка? Зарубежные поставщики, в совокупности занимающие почти 90 % рынка, предпочитают говорить не о количестве проданной техники, а о рублевых доходах, что затушевывает реальную картину динамики спроса. Выявить факторы, которые формируют сейчас рынок сварочного оборудования, мы решили через экспертные мнения потребителей из разных отраслей — главных сварщиков компаний, где это оборудование активно используется.

Спрос на сварку

Компания ОАО «Специализированное Управление — 2» из Подольска занимается строительством магистральных газопроводов. «Ситуация в нашем сегменте не позволяет говорить о росте рынка, — считает главный сварщик компании Марина Харыбина. — Цифр назвать не смогу, просто сужу по тому факту, что спрос на газ сократился, объектов, а следовательно, и потребности в сварке стало меньше. Сотрудники некоторых родственных компаний просто находятся в неоплачиваемых отпусках».
ГУП «Мособлгаз», где работает Игорь Оськин, строит сети газопроводов в соответствии с программой газификации Московской области, и сокращения спроса на сварочные работы в компании не отмечают: «Объем работ относительно 2013–2014 года даже вырос, — делится главный сварщик ГУП «Мособлгаз». — Незначительно, но динамика отчетливо позитивная. Если в 2013–2014 сварщики выполняли 10–12 тысяч стыков в месяц, то сейчас мы выходим на 14–16 тысяч». Тем не менее по наблюдениям Игоря Оськина, «рынок сварочного оборудования расти перестал, что понятно в условиях кризиса, который затронул все отрасли экономики».
Падение объемов производства и соответствующее снижение спроса на изготовление сварных конструкций отмечает и Сергей Зигунов, главный сварщик ОАО «Коломенский завод» (входящий в ЗАО "Трансмашхолдинг"), который специализируется на локомотивостроении, дизелестроении и малой энергетике. Основной заказчик — ОАО «РЖД», которое с каждым годом заказывает нового подвижного состава все меньше. «Наш завод изготавливал в 2013 году 93 локомотива в год, сейчас 50», — делится Сергей Зигунов.
Михаил Голосов, начальник отдела сварки и термообработки Нововоронежатомэнергоремонт — филиала АО «Атомэнергоремонт», не видит угрозы падения спроса на выполнение сварочных работ для своей компании: «Мы ремонтируем атомные электростанции, и спрос на наши услуги стабилен, — утверждает Голосов. — Но также очевидно, что многие отраслевые рынки сжимаются, работы нет».
Производственный профиль Группы компаний «МИР» — строительство аттракционов, в частности, гигантских колес обозрения и катальных гор не только в России, но и за рубежом. Колесо на ВДНХ было построено именно этой компанией. Не так давно по решению правительства Москвы колесо и другие аттракционы компании «МИР» начали демонтировать, а этот парк аттракционов был основным источником финансирования компании. Были сообщения в прессе, что колесо просто возведут на другом месте, но, как оказалось, руководство ВДНХ намерено установить колесо не только в другом месте, но и заказать его на бюджетные деньги в другой стране. «Мы предлагали за собственные средства установить 175‑метровое колесо обозрения собственной разработки, не имеющее аналогов в мире — рассказывает главный сварщик компании Сергей Пешехонов, — но велика вероятность, что деньги налогоплательщиков уйдут к зарубежному производителю на постройку колеса меньшего диаметра. Объем сварочных работ, таким образом, у нас сокращается».

Чем работаем сегодня

В ведении главного сварщика Марины Харыбиной около двух с половиной сотен сварочных аппаратов, функциональный набор которых определяется используемыми технологиями. Поскольку в заказчиках преобладают дочерние предприятия ПАО «Газпром», то способы и методы строительства газопроводов определяются нормативными документами «Газпрома». В частности, «СУ‑2» работает по системе стандартизации ПАО «Газпром» № 136, которая предписывает использовать при строительстве газопроводов автоматические и полуавтоматические методы сварки в зависимости от километража объекта. Ручная сварка осталась только для спецсоединений. «Сварка — ключевая операция при строительстве магистральных газонефтепродуктопроводов, и время, необходимое для завершения строительства, напрямую зависит от скорости выполнения сварочных работ, — объясняет Марина Харыбина. — В ОАО СУ№ 2 применяются многие современные достижения в области сварочного производства и оборудование лучших мировых кампаний и производителей: Idealarc DC400 и Invertec STT II компании Lincoln Electric, Master 3500 Kemppi Финляндия, лёгкие портативные механизмы подачи проволоки для полуавтоматической сварки трубопроводов LN‑23P, LN‑25, LN‑27 фирмы Lincoln, индукционный подогрев фирмы Miller и многое другое».
В ГУП «Мособлгаз» 70–80 % сварочных работ выполняется газосваркой. «Связано это с малыми диаметрами, — поясняет Игорь Оськин. — Порядка 90 % оборудования для ручной дуговой сварки представлено продукцией Kemppi. К сожалению, в связи с отсутствием серийности в выполнении работ на каждом объекте требуется индивидуальный подход, и в связи с отсутствием предложений по оборудованию для автоматической, полуавтоматической сварки труб малых диаметров в полевых условиях, мы не используем ни автоматические, ни полуавтоматические способы сварки. Значительно растет объем сварки полиэтилена с закладными нагревателями, и здесь основные производители оборудования для сварки —  это английский Fusa-Matik и немецкий Friatec.
Сергей Зигунов рассказывает, что на «Коломенском заводе» есть сварочное оборудование для различных металлов и разной степени ответственности выполняемых работ. «Для сварки алюминия и аустенитных сталей используются сварочное оборудование Кеmppi модели MasterТiG AC/DC 3500W, у нас порядка 18 единиц. Для сварки конструкционных и низколегированных сталей у нас есть 20 отечественных импульсных инверторных полуавтоматов «Эллой» и примерно сколько же тиристорных полуавтоматов Fronius. Есть еще по несколько инверторных аппаратов Miller и Lincoln Electric, используемых для сварки особо ответственных узлов локомотивов и дизелей.
Как пояснил Михаил Голосов, на атомных станциях для ремонтных работ используются только аппараты постоянного тока. По этой причине здесь широко применяется оборудование ESAB и Kemppi. «Кому-то больше нравится работать, как говорят рабочие, с жесткой техникой ESAB, а кому-то с более плавной техникой Kemppi, но по совокупности обстоятельств нам больше Kemppi подходит, говорит Голосов. — Что-то у других производителей полуавтоматов лучше, что-то хуже, но цены у Kemppi более щадящие. Для части автоматической сварки используем Fronius, POLUSOUDE».
Практически весь аттракцион, — объясняет Сергей Пешехонов, — сварен полуавтоматической сваркой в среде защитных газов, применяются самые современные решения и технологии в области сварки, на фоне жесточайшей системы контроля качества, действующей на предприятии. «К конструкциям аттракционов предъявляются очень высокие требования, которые можно удовлетворить только, используя сложные в том числе, импульсные режимы сварки, причем специализированные, имеющиеся далеко не у всех производителей сварочного оборудования. Приходится среди всего разнообразия оборудования выискивать то, которое может удовлетворить нашим сегодняшним требованиям. Такое оборудование могут предложить EWM, Fronius, Kemppi и некоторые другие зарубежные компании, но мы остановили свой выбор именно на перечисленных. Это те три кита, на которых стоит наше сварочное производство».

Что востребовано из российского

Импортное оборудование преобладает. Российское тоже используют, но практически все с оговорками. Так, Марина Харыбина говорит, что «конкурировать с зарубежным оборудованием отечественное вряд ли может, но мы используем и наше, российское. Это «Форсаж‑315 М» Государственного Рязанского приборного завода, ДС‑250.33 компании «Технотрон» из Чувашии, ВДУ‑1250 фирмы «ИТС» из Санкт-Петербурга. На участках СУ№ 2 работают трубосварочные базы НПП «Свар-Авто» из Уфы, станочный парк ООО «Газстройтехника» из Волгограда и
другие».
Игорь Оськин основным российским производителем оборудования для сварки труб из полиэтилена низкого давления (ПНД) считает компанию АОСТ из Москвы, которая производит аппараты «Протва». А в настоящее время в подразделениях Мособлгаза проходят испытания аппараты для сварки ПНД тюменского завода «Ястреб». «По своим характеристикам они пока похуже импортных, но производители открыты для прямого диалога, они отрабатывают наши вопросы и предложения. Что касается оборудования для ручной дуговой сварки, то в наших подразделениях сейчас испытываются три российских аппарата — завода «Уралтермосвар», Екатеринбург, «Научно-производственной фирмы «ИТС»», Санкт-Петербург, и «ЭлектроИнтел», Нижний Новгород. С ними тоже идет прямой открытый диалог. Но оборудования, сопоставимого по производительности, по функциональным возможностям с оборудованием Kemppi, российская промышленность пока не предлагает».
Сергей Зигунов активно приветствует попытки развивать свое производство сварочной техники и отвоевывать у зарубежных производителей место на собственном рынке. Его компания использует сварочные полуавтоматы «Эллой», производимые в Нижнем Новгороде, с системой удаленного мониторинга и управления сварочными процессами WeldTelecom, которая очень удобна в работе, потому что позволяет фиксировать и сохранять на сервере предприятия все параметры сварочного процесса, в том числе знать, на каких режимах — напряжение, ток — выполнялась сварка разных узлов и каким сварщиком. На мой взгляд, полуавтомат «Эллой» вполне конкурентоспособен и в своем сегменте сильно приблизился к мировых лидерам уровня Lincoln, Кеmppi, Miller, Fronius, EWM». Из разговора стало также понятно, что Сергей Зигунов готов присмотреться к полуавтоматам IDEAL — ROSWELD, которые выпускают в Санкт-Петербурге.
Михаил Голосов доверяет российскому инверторному оборудованию «Форсаж» Государственного Рязанского приборного завода: «Хотя это оборудование немного громоздкое и все-таки уступающее импортному, оно очень хорошее. Мы применяли его на Белоярской АЭС в условиях монтажа, а это пыль, грязь, ограниченные возможности частой ревизии, но оборудование работало и достойно себя показало. Инверторное российское оборудование используем только этого производителя, потому что у других я серьезного промышленного оборудования не встречал».
«С удовольствием покупали бы российское оборудование, если бы параметры соответствовали нашим требованиям, — заверяет Сергей Пешехонов. — Кроме надежности, нам при строительстве аттракционов нужны специализированные импульсные режимы сварки, которых мы у российских производителей не встречали. Но для вспомогательных целей у нас есть и российское оборудование, например, для ручной дуговой сварки. Это вполне современные инверторные источники тока, имеющие небольшой вес и размеры, но и они, насколько мне известно, в большой степени собраны из импортных комплектующих».

Чего ждет потребитель от отечественного оборудования

Российское оборудование, занимающее весьма скромные позиции на своем родном рынке, все же используется серьезными промышленными компаниями. Мы попросили экспертов объяснить, что сдерживает путь российского производителя к конкурентоспособному уровню и к расширению объемов его использования? В чем все были независимо друг от друга единодушны, — это отсутствие компонентной базы. В этом главная сложность в реализации политики импортозамещения, которую все в принципе приветствуют.
«Залогом успешной работы сварочных бригад является персонал высокой квалификации и бесперебойная работа оборудования, — говорит Марина Харыбина. —. И моя задача заключается в том, чтобы всё это обеспечить. За сварочным оборудованием закреплены наладчики сварочного оборудования, которые следят за работой сварочных источников, за тем, чтобы они выдавали необходимые параметры сварочного тока. Нередко работы проводятся в две смены, при этом люди меняются, а аппаратура работает круглые сутки. С нашими аппаратами больше проблем, чем с аппаратами лучших мировых производителей. Ведь трасса не должна стоять и ждать, пока отремонтируют аппарат или отвезут его на гарантийный ремонт в другой город. Хоть и опосредованно, но мы несем людям в дома тепло и свет».
По самому сварочному процессу у Игоря Оськина к нашему оборудованию нареканий практически нет, он отмечает только некоторую нестабильность в процессе. Претензии связаны с удобством в эксплуатации, безопасностью работы и наличием дополнительных функций, облегчающих работу сварщиков. «Все аппараты фирмы Kemppi в пластиковых корпусах. Все российские предложения только с железными корпусами. Но ведь сварка — это электричество, работа часто на открытом воздухе, в котлованах и т. п. Да, мы пользуемся укрытиями, зонтами, но пластиковый корпус снижает вероятность поражения людей током. Кроме того, в аппаратах Kemppi предусмотрены такие функции, как горячий старт, антизалипание, выдержка на горячем старте и т. п., сущест-
венно облегчающих работу сварщиков». При этом Игорь Оськин напоминает о технологическом разрыве с начала 90‑х, когда новое оборудование практически не конструировалось, многие заводы закрылись: «Российские производители пытаются догонять лидеров семимильными шагами, но это значительно труднее, чем, например, семь десятилетий непрерывного пути Kemppi к нынешним возможностям его оборудования». С ним солидарен
Сергей Зигунов: «Если получится у нас хотя бы десять лет непрерывной, планомерной работы по развитию и совершенствованию продукта, то мы его доведем до реально конкурентоспособного уровня. А то сегодня мы работаем, а завтра происходит секвестрование средств на реализацию проектов, следовательно, никакой планомерной работы по достижению поставленной цели не ведется». Михаил Голосов, констатируя, что отечественное оборудование уступает импортному в удобстве эксплуатации, отмечает и то, что «у зарубежных производителей система обслуживания, более гибкая, более оперативная и более приемлемая по цене».

Чем будем работать завтра

Потребность в замене оборудования у многих компаний есть, но курсовые колебания валюты сделали зарубежное оборудование весьма дорогим, а иногда и неподъемным по цене. Весьма оптимистично и прагматично прозвучал ответ Марины Харыбиной: «Не все вопросы обеспеченности оборудованием решаются через приобретение нового. Мы за оборудованием следим: продуваем сжатым воздухом прибывшие с трассы источники сварочного тока, обрабатываем специальными составами, имеем парк запасных частей. То, что у нас есть, мы просто бережем. Вот поэтому на данный момент нам нового оборудования много не требуется, а по производственной необходимости всегда приобретем несколько единиц».
«Потребность в замене оборудования у многих компаний есть, но нынешний валютный курс иногда просто отрезает путь к импортному оборудованию. Объем закупок уменьшается, мы оптимизируем затраты, увеличивается объем ремонта, восстановления оборудования, одним словом, мы стали серьезнее просчитывать варианты», — говорит Игорь Оськин.
Начальник отдела сварки и термообработки НВАЭР Михаил Голосов говорит, что в компании довольны аппаратами «Форсаж» и Kemppi. Мы поддерживаем их в работоспособном состоянии и в данный момент в новом не нуждаемся, поскольку надежно работает имеющееся. Наше руководство говорит, что будет приобретать новое оборудование взамен вышедшего из строя, но это единичные случаи». Сергей Зигунов и Сергей Пешехонов отмечают, что необходимость в замене оборудования есть, но хорошее оборудование стоит хороших денег, и потраченные средства в их сферах деятельности не могут окупиться за год.

Вопросы вместо заключения

Кто-то считает необходимым создать еще одну госструктуру, которая сформирует и будет реализовывать программу развития собственного сварочного оборудования, иными словами, программу импортозамещения. Кто-то считает, что главная проблема в низких пошлинах на сварочное оборудование и высоких пошлинах на комплектующие. Правда, в голове надо еще держать спрос на сварку, при падении которого в отраслях потребителей спрос на сварочное оборудование с комплектующими чьего бы то ни было происхождения расти не может. Главная проблема, как представляется, именно в активизации спроса. Но можно ли в условиях общего сжатия экономики активизировать спрос в одном сегменте рынка? Не означает ли это пытаться построить коммунизм в отдельно взятой стране?
А что думаете вы, наш дорогой читатель?

 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров