Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Предлагаемый читателю обзор рынка, сфокусирован на рынке промышленной робототехники.

 

Кто есть кто на мировом рынке

 

По данным Международной федерации робототехники (IFR), в 2017 году в мире было продано рекордное количество роботов — 387 000 штук, что соответствует приросту в 30% относительно предыдущего года. Оборот мирового рынка роботов достиг 16,2 млрд долл. США, что на 21% больше, чем в 2016 году. В top‑5 стран с наибольшим объемом продаж входят Китай, Япония, Южная Корея, Соединенные Штаты и Германия, на которые в совокупности пришлось 73% мирового объема продаж.
В производстве роботов абсолютное лидерство остается за Японией, компании которой обеспечивают выпуск 56% промышленных роботов, оставив 44% производителям всех остальных стран. Из 13 самых заметных производителей промышленных роботов на международном рынке восемь — FANUC, Yaskawa, Kawasaki, Nachi, Denso, Mitsubishi, Epson и Omron — японские.
Абсолютным лидером в потреблении роботов стал Китай, причем это лидерство удерживается с 2013 года. Такое активное потребление вызвало волну локализаций. Если с 2005 по 2013 год в Китае локализовала производство только компания ABB, то с 2013 по 2016 год производства открыли Yaskawa, Epson, KUKA, Comau, Kawasaki, Nachi, Rethink Robotics. Стоит ли после этого удивляться, что в 2017 году в Китае прирост продаж роботов составил 57%, достигнув показателя 138 тыс. штук. Чтобы оценить масштаб этого явления, отметим отрыв, с которым за Китаем следует Япония, где было продано 46 тыс. штук с приростом в 18%. В России в том же 2017 году было продано 713 роботов.
О том, насколько та или иная страна продвинулась в сфере автоматизации производств, говорит такой показатель, как плотность роботизации — количество роботов на 10 тысяч населения. Средняя плотность роботизации в мире в 2017 году составляла 85 роботов на 10 тысяч населения, в Европе — 106, Америке — 91, в Азии — 75. Самая высокая плотность роботизации фиксируется в Южной Корее — 710 роботов. Показатели плотности роботизации могли бы слегка остудить восторги поклонников Китая, потому что лидирующий в потреблении Китай занимает 21‑е место в рэнкинге по плотности роботизации с показателем 97. Однако скорость, с которой эта страна движется в сторону роботизации, вне всяких сомнений, в скором времени изменит расстановку сил. В России плотность роботизации равна 4, то есть в десятки и сотни раз меньше, чем по миру. Даже в экономически развитых странах плотность роботизации может быть ниже общемировой, но все же не в десятки и сотни раз, как в нашей стране. Тем не менее аналитики лаборатории роботизации Сбербанка не считают эти данные совсем объективными. Дело в том, что, по их мнению, «до 80% запаса робототехники до 1990 года состояло из простых роботов с контролируемой последовательностью. С 2007 года запас этих типов старых роботов больше не рассматривался при формировании статистики в РФ. Это одна из причин того, что современная российская статистика не показывает объективных данных по показателям советской робототехники».
Со ссылкой на ABI Research аналитики лаборатории робототехники Сбербанка утверждают, что мировой рынок промышленных роботов будет увеличиваться на 16% в год, а к 2025 году уровень отгрузок возрастет в 3 раза, а согласно Boston Consulting Group, на Германию, Китай, Японию, Южную Корею и США будет приходиться 80% покупок роботов.
Коллаборативные роботы (сobots) — это самый многообещающий тренд в сфере промышленной автоматизации, особенно теперь, когда нехватка специалистов начинает сдерживать сам процесс автоматизации.

 

!!! Договоримся о терминах

Все обсуждения, которые довелось читать, сконцентрировались на показателях производства, потребления, плотности роботизации, всевозможных процентах, хотя не до конца определено, что можно считать роботом.
Международный стандарт ISO 8373:2012 определяет робота как приводной механизм, программируемый по двум и более осям, имеющий некоторую степень автономности, движущийся внутри своей рабочей среды и выполняющий предназначенные ему задачи. Лаборатория роботизации Сбербанка утверждает, что роботом может называться только то, что соединяет в себе три компонента — sense, think, act — чувствовать, думать, действовать. Если одно из условий не выполняется, то устройство нельзя считать роботом. Скажем, устройство sense и act может оказаться всего-навсего кофейным автоматом.!!!

 

Роботы в России

Самой достоверной можно считать информацию, представленную Национальной ассоциацией участников рынка робототехники (НАУРР), и, что делает ее еще более ценной, она сфокусирована на рынке робототехники под углом зрения угроз и возможностей для России.
В 2017 году в России, по данным НАУРР, эксплуатировалось 4000 промышленных роботов, 713 из которых были приобретены в 2017 году, что почти в два раза больше, чем в 2016 году. Хотелось бы надеяться, что «процесс пошел», но об этом можно будет говорить, только имея на руках статистику 2018 года. Объем рынка промышленных роботов в России в 2017 году оценивался в 2 млрд руб., робототехнических систем — в 5,8 млрд руб.
Самая большая доля работающих роботов приходится на автомобилестроение — 37%. За автомобилестроением с большим отрывом следуют металлургия — 22%, НИОКР и образование — 10%, химическая промышленность — 6%, производство электроники — 1%, дру-гое — 18%, и оставшиеся 6% составляют роботы, отраслевое местонахождение которых уточняется. Для автомобилестроения картина в абсолютных цифрах выглядит так: в 2015 году в автомобилестроении было установлено 220 роботов, в 2016 году был спад до 26, в 2017 году было установлено 262 робота.
Единого прогноза динамики продаж нет. Есть оптимистичный сценарий, оценивающий прирост до 2030 года в 15%, более скромный базовый сценарий с приростом в 8% и пессимистичный, согласно которому прирост должен составить всего 3%. Если взять за точку отсчета сегодняшние 4000 роботов, то по абсолютным показателям оптимистичный сценарий не слишком отличается от пессимистичного.

 

!!! Рассудит будущее

Не только в обыденном сознании, но и среди части специалистов существуют опасения, что роботы вытеснят людей с рынка труда. В то же время эксперты лаборатории робототехники Сбербанка приводят результаты всемирного опроса, в котором участвовало 7 тысяч человек. Подавляющее большинство опрошенных считает, что робототехника дает возможность претендовать на высококвалифицированный труд, однако технологические изменения требуют длительного обучения сотрудников.!!!

 

Государственная политика в области робототехники

За рубежом, в частности в Южной Корее США, Китае, Японии, развитию робототехники в той или иной форме придается статус технологических стратегий. Их продвижение осуществляется совместными усилиями государственных институтов, отраслевых союзов и ассоциаций, научных структур и носит планомерный характер, будь то пятилетние планы, как в Южной Корее и Китае, или дорожные карты, как в США. Наша промышленная политика опирается на сквозные технологии, примером которой может служить цифровизация, которые, как можно сделать вывод из материалов НАУРР, имеют больше минусов, чем плюсов. В частности, нет акцента на состояние и проблемы отдельной технологии/отрасли; отсутствует постановка задач и целевых показателей; финансируются отдельные проекты, тогда как требуется измерение среды в целом; констатируется низкая вовлеченность экспертного сообщества в формирование мер поддержки и отсутствие системы критериев эффективности этих мер.
В нашей стране существует целый ряд институтов развития робототехники, в частности, Агентство стратегических инициатив, Внешэкономбанк, Корпорация МСП, «Роснано», Российская венчурная компания, Российский экспортный центр, Фонд перспективных исследований, Фонд развития промышленности, Фонд «Сколково», Фонд содействия инновациям (Фонд Бортника), Фонд развития интернет-инициатив. За период с 2014 по 2018 год в поддержку проектов по робототехнике частью этих институтов (ВЭБ, Роснано, Российская венчурная компания, Фонд «Сколково», Фонд Бортника, Фонд развития интернет-инициатив) было вложено около полутора миллиардов рублей, причем самыми весомыми были вложения Внешэкономбанка (490 млн руб.) и Фонда Бортника (389,9 млн руб.), но пока институты развития робототехники и сама робототехника существуют как бы в параллельных вселенных. Дело не только в очевидном недостатке средств, но и в отсутствии стратегии развития робототехники, в связи с чем НАУРР поднимает тему создания некоего единого центра развития робототехники. Можно, конечно, плодить структуры, но почему бы самой НАУРР не стать этим центром, как это работает в отраслевых союзах и ассоциациях экономически развитых стран?

 

Проблемы. С чего начать решать?

Если суммировать трудности в развитии отечественной робототехнической отрасли, то они не сильно отличаются от трудностей других отраслей. Прежде всего это актуальная для всех отраслей проблема отсутствия отечественной компонентной базы, которая усугубляется негибкой работой таможни, тормозящей доставку комплектующих из-за рубежа. Нехватка высококвалифицированных кадров и инженерных школ, недостаточное финансирование разработок сказываются на качестве НИОКР. Недостаток кадров сочетается с высказываемой экспертами высокой вероятностью оттока имеющихся квалифицированных кадров в страны с более развитым рынком робототехники из-за невозможности реализовать свой потенциал. Венчурный рынок пока невелик и без содействия государства ему не под силу преодолеть идущее еще со времен плановой экономики отсутствие навыков коммерциализации перспективных разработок. Против роботизации играет низкая стоимость рабочей силы, по сравнению с которой стоимость робота весьма высока. К тому же в стране нет такого спроса и таких объемов работы, которые обеспечили бы окупаемость дорогостоящей техники в экономически разумные сроки. В целом ситуация напоминает старую притчу, когда Наполеон, проиграв бой, строго спросил начальника артиллерии, почему пушки не стреляли. Тот ответил: «Причин было сто тридцать. Во‑первых, не было пороха…». Отсутствие спроса и означает отсутствие пороха, и решить задачу «повысить, углубить, ускорить» в рамках одной отрасли все равно что пытаться построить коммунизм в отдельно взятом государстве. При этом, конечно, было бы несправедливо пройти мимо усилий Минпромторга РФ, который в августе 2018 года запустил программу Фонда развития промышленности «Цифровизация промышленности». В соответствии с программой предполагается, в частности, финансирование комплексных роботизированных производственных систем. Минпромторг исходит из того, что наиболее роботизируемыми операциями в России становятся сварка и погрузочно-разгрузочные работы, что «также есть большой спрос на автоматизацию механической обработки изделий и покраску». Правда, нынешняя экономическая ситуация не позволяет понять, что будет с рынком даже в ближайшей перспективе. Есть только ясное понимание: не вписаться в поворот к автоматизированным системам означает навсегда вылететь на экономическую обочину.
 

Источник: журнал "РИТМ машиностроения" № 2-2019

 

Реклама наших партнеров