Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

В Швейцарии нет авиастроения, эта страна не запускает космические корабли, но в ней есть то, без чего не может быть ни самолета, ни электростанции, ни многих других полезных высокотехнологичных вещей. Швейцарское станкостроение насчитывает 100 предприятий, и рискну высказать предположение, что в этой маленькой стране самая большая плотность станкостроительных предприятий на один километр ее площади. Будучи на 132 месте в мире по территории, Швейцария входит в первую мировую десятку стран — производителей и экспортеров станков, и созвездие предприятий Starrag AG входит в число тех, кто принес Швейцарии репутацию «страны станков».
Недавно в штаб-квартиру Starrag в швейцарском Роршахерберге на дни открытых дверей по технологиям обработки компонентов турбин со всего света съехались потребители станков. В эти напряженные дни Тигран Ерзнкян, исполнительный директор по ключевым заказчикам Starrag AG и генеральный директор ООО «Штарраг РУ», любезно согласился дать эксклюзивное интервью обозревателю журнала «РИТМ машиностроения».

Станки, технологии и команда

Почему ваши дни открытых дверей свелись к турбиностроению? Вы ведь на своих станках наверняка всё можете делать.
Да, мы действительно можем делать практически всё, но наш многолетний опыт и know-how позволяют нам считать, что мы лучше других умеем делать импеллеры, блиски и лопатки, а также корпусные детали от а до я. И в дни открытых дверей мы показываем те решения, которые заказчик вправе ожидать от инновационной компании.

В таком случае, сформулируйте, пожалуйста, конкурентное преимущество Starrag.
Специально для российского турбиностроения мы предлагаем весь комплекс решений Starrag — и для лопаточного производства, и для корпусного, чего не могут предложить рынку наши конкуренты, которые предлагают что-то одно. Лопатки, которые сегодня имеют очень сложную форму, — наш конёк. Чтобы увеличить КПД, что является основным показателем эффективности энергетических газовых турбин, необходимо формировать газопоток очень сложной геометрии, и борьба идет даже за доли процента КПД. Мы в этой борьбе лидируем, потому что сумели выстроить очень сложный процесс, который реализуют станок, технологии, программное обеспечение, инструмент и приспособления, а еще ТЖ — технологические жидкости. К этому надо добавить, что в России мы представлены очень сильной русскоговорящей командой, подкованной в технологиях. Инженеры российской компании, кстати, работают не только на российском рынке, но участвуют также в европейских, индийских и китайских проектах, получая уникальный опыт, который дает компании большое рыночное преимущество.
И наконец, наша сервисная поддержка. Мы обслуживаем наше оборудование во всех странах, в которые оно поставляется. В частности, в России у нас есть небольшой склад с необходимым минимумом, востребованным на рынке. Это быстроизнашивающиеся детали вроде ШВП, уплотнений, подшипников.

У вас есть несколько брендов, которые продолжают оставаться собственностью компаний, ставших производственными площадками группы Starrag. Существуют ли такие компоненты, которые вы ни при каких обстоятельствах не отдадите на другие площадки, а будете делать только на площадке Starrag в Роршахерберге?
У нас здесь в Роршахерберге есть центр компетенции по изготовлению мотор-шпинделей. В этом центре находятся специалисты, которые сформировали и развивают школу производства мотор-шпинделей, а без школы не может быть культуры производства и, следовательно, качества. Вот почему изготовление мотор-шпинделей не будет передано ни одному из предприятий группы, ни тем более на какие-то локальные производственные площадки в других странах. Мы оснащаем мотор-шпинделями все наши бренды, хотя они могут использовать продукты и других компаний.

Как выглядят затраты Starrag AG на НИОКР и на что эти средства тратятся?
В этом году портфель заказов составляет 400 млн швейцарских франков, на НИОКР будет потрачено порядка 5,5 млн. Сегодня больший приоритет отдается лопаточному производству и технологическим процессам обработки поверхности пера. Вторая половина уходит на различные инновационные направления, например, упрочнение поверхности лопаток.

Starrag в России

Какую долю в обороте Starrag составляют продажи в России?
Сегодня это порядка 7%.

А как выглядит динамика продаж? Особенно на фоне западных санкций?
Динамика позитивная, продажи растут, тем не менее с момента появления санкций возник ряд сложностей. В чем суть? В первую очередь, прежде чем заключить договор на продажу в Россию, нам необходимо получить от соответствующих органов экспортную лицензию. Мы делаем запрос заранее, поскольку знаем, что фактически находимся в ситуации узкого выбора. Сразу хочу сказать, что с предприятиями, которые сегодня находятся в санкционном списке, мы не работаем. У нас есть взаимоотношения с рядом предприятий авиационной промышленности.

Но производство летательных аппаратов входит в систему ОПК.
И так, и не так. Например, существует и гражданская тема, в которой наши позиции очень сильны. Например, мы принимаем участие в производстве двигателя ПД‑14, который пойдет на самолет МС‑21. Двигатели ПД‑14 сегодня оснащены лопатками, которые сделаны на лопаточных станках Starrag, корпусные детали сделаны на обрабатывающих центрах компании Starrag, в камере сгорания есть очень точные детали из спецсплавов, которые производятся на станке S191 под брендом Bumotec группы Starrag. У нас есть такая тема, как SaM 146. Это двигатель, который производят Safran Aircraft Engine (Snecma) и ПАО «ОДК-Сатурн». В лопаточной и компрессорной части, а также в корпусных деталях есть участие группы Starrag в виде бренда Berthiez. Иными словами, мы запрашиваем экспортную лицензию только по гражданским темам. Да, нам приходилось вместе с нашим заказчиком представлять обоснования для запроса, и до сегодняшнего дня у нас пока что не было отказов в поставке оборудования.

Может ли такое быть, что правительство Швейцарии разрешит вам поставлять в Россию самую простую линейку? Ведь станки попроще есть, наверное, у каждой компании.
Вопрос очень хороший и интересный для группы Starrag. Каждый год у нас проходит так называемое стратегическое совещание совета директоров, в котором я также принимаю участие, и мы всегда рассматриваем свою стратегию не применительно, например, к какой-либо стране, а с точки зрения нашей готовности размещать наши производственные площадки в других странах Европы, где у нас уже есть шесть площадок. И безусловно, российский рынок в долгосрочной стратегической перспективе также рассматривается. Для нас репутационно важно, что наши отношения со швейцарскими органами, которые выдают экспортные лицензии, открыты и прозрачны. Нам априори верят, что мы не пойдем кривыми обходными путями, и это дает нам реальную возможность позитивных ответов на запросы.
Турбиностроение в России и не только

Турбиностроение — ваш конек. Как вы оцениваете перспективы развития турбиностроения в России?
Начну с того, что крупные индустриально развитые страны, в число которых входит Россия, нуждаются в новом этапе перевооружения энергетики. И в США, и в Европе энергетика тоже не в самом лучшем состоянии. Отказ некоторых стран от атомных электростанций, бе-
зусловно повлек за собой серьезное отступление от стратегии развития энергетики.

А альтернативная энергетика?
Альтернативная энергетика, в том числе ветровая, не получила, к сожалению, того развития, которое ожидалось. Солнечная энергетика тоже развивается не так, как многим государствам хотелось бы. Значит, сегодня все-таки остается энергетика, которая привязана к сырьевым базам — никуда от них не деться! — и атомная энергетика. Пиковые нагрузки можно покрывать при помощи гидроэнергетики, каких-то других решений, а вот базовое энергетическое обеспечение будет происходить все-таки за счет атомной энергетики или сырьевых ресурсов — угля и газа.
Мы видим в РФ рост промышленности, но, к сожалению, не в энергетике. Есть развитие нефтегазовой промышленности, авиации, но энергетика отстает. Что это означает? Это означает, что настанет период, когда будет серьезная государственная программа по опережающему развитию энергетики. И не буду скрывать, мы в этой программе хотим участвовать. Поэтому мы сегодня активно работаем на российском рынке, ведем активные консультации со всеми крупными энергетическими компаниями.

Выбор поставщика — технологическое право

Вы сегодня представляете не только оборудование Starrag, но и технологические возможности ваших партнеров в нескольких сферах. На чем основывался выбор ваших партнеров?
Когда заказчик приходит с лопаткой или сложной деталью под мышкой, то он ожидает от нас на входе деталь-заготовку, а на выходе готовую деталь. И в этом процессе есть не только станок и технология Starrag, но и вспомогательные инструменты, которые поставляют нам наши партнеры. Например, Haimer обеспечивает точность обработки за счет высококачественных оправок и инструмента, который мы используем. Если заказчик хочет сохранить своего поставщика инструмента, мы, разумеется, не возражаем, но перед тем как начать работу, мы пробуем инструмент его основного поставщика. Если мы сталкиваемся со сложностями или тем, что поставщики заказчика не могут обеспечить требуемое нам конечное изделие, каким мы привыкли его видеть, то в этом случае мы оставляем за собой технологическое право найти того, кто обеспечит. И дальше уже право заказчика — согласиться с нашим предложением или оставить известного ему поставщика.

Простите, а не навязываете ли вы вашего партнера?
Ни в коем случае. Мы говорим, что с этим партнером мы смогли достичь вот такого результата по точности и скорости изготовления. Если хотите сохранить такой результат, то вот готовое инжиниринговое решение. Если менять инжиниринговое решение, то эти параметры тоже изменятся. К тому же предлагаемый нами инструмент составляет всего 20% в общем объеме инжиниринговых проектов, то есть это инструмент, который заказчик доселе не знал.

Как давно сложился ваш партнерский пул?
Он сложился с тех пор, как мы занимаемся обработкой металла, но он все время меняется. Производители инструмента также действуют в высококонкурентной среде. И нам постоянно предлагают какие-то новые решения, но пока мы не видим альтернативы тем нашим партнерам, в содружестве с которыми мы создаем инжиниринговые проекты. Мы лидируем в производстве высокоточных станков и вместе с нашими партнерами намерены сохранить лидерские позиции.
 

Тел.: +7 (495) 269-80-41
Факс: +7 (495) 269 80 43                              
info-russia@starrag.com
www.starrag.com
Москва, ул. Большая Новодмитровская, д. 23, стр. 3

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров