Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

Серьезная выставка — это не только соревнующиеся в дизайне стенды, продукция и рассказы о ее возможностях. Это обязательно деловая программа, и чем сложнее проблемы отрасли, тем острее постановка обсуждаемых вопросов. Так и было на пленарном заседании международного научно-технического форума «Технологии обработки материалов, робототехника и Индустрия 4.0», которое было посвящено развитию потенциала промышленности России и вкладу российского станкостроения в реализацию национальных проектов.

 

 

Экспортные рынки

 

Как рассказал Михаил Иванов, директор департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Минпромторга РФ, был проведен анализ экспортных рынков для наших станкостроителей. Кроме стран СНГ это могут быть такие страны, как Германия, Индия, США, а также новые для нас рынки Вьетнама, Кубы, Мексики и ряда других стран. Однако, подчеркнул Иванов, нельзя рассматривать проблемы экспорта и реализации задач национального проекта «Международная кооперация и экспорт» вне ситуации на мировом рынке станкостроения. «С 2011 года мировой рынок станкостроения, по данным за 2017–2018 год, сократился в среднем на 19%. Азиатский рынок, который занимает сегодня более 50% мирового рынка, упал на 52%. Это связано в частности со снижением темпов роста экономики Китая», и эти факторы необходимо учитывать в работе.

 

С февраля заработал основной инструмент поддержки экспорта, а именно постановление № 191, которое задает параметры корпоративных программ повышения конкурентоспособности (КППК). Государство предлагает инструмент льготного финансирования в коммерческих банках, предусматривающий скидку в 4,5% ставки. «Это хорошее подспорье для совершения экспортных сделок, но эти кредиты могут носить и инвестиционный характер», — подчеркнул Иванов.

 

Внутренний рынок

 

Совместно с администраторами двенадцати национальных проектов был оценен спрос российской промышленности на продукцию станкостроения. Спрос оценивается более чем в шесть триллионов рублей за шестилетку, и, по словам руководителя ФРП Андрея Манойло, уже сейчас половина этого спроса может быть удовлетворена российскими компаниями. По словам Манойло, за пять лет работы ФРП, где можно получить длинные дешевые деньги по понятной процедуре, профинансирован 401 заемщик на 91,9 млрд рублей. Деньги даются не на оборот, а на конкретные программы, которые должны закончиться выпуском новой продукции. Самым главным результатом, говорит Андрей Манойло, стало открытие 137 новых производств. Пришло время посмотреть, как работают механизмы возврата выданных средств.
Минпром, со своей стороны, считает необходимым расширять сеть региональных и федеральных инжиниринговых центров. В законодательной базе, по словам Михаила Иванова, сегодня не существует определения инжиниринга, тогда как его следует рассматривать в качестве двигателя, который ведет за собой спрос. «Сегодня продается не просто станок, а услуга по обработке, — развивает свою мысль Иванов. — Переход к этой модели требует развития инжиниринга как отдельного отраслевого направления и увязывания через него возможностей нашей промышленности по всем отраслям». Минпром намерен выйти с инициативой поощрять льготами тех, кто при реализации своих проектов использует возможности наших инжиниринговых центров.

 

Спрос российской промышленности на продукцию станкостроения оценивается более чем в шесть триллионов рублей за шестилетку. 

 

 

Есть «Цифра», будет и цифровизация

 

Минпром развивает государственную информационную систему промышленности, которую Михаил Иванов назвал «цифровой артерией, связывающей процессы взаимодействия с потребителями внутри отрасли и вовне». Совместно с компанией «Цифра» Минпром опросил более 100 предприятий, и выяснилось, что на сегодня только 10% из них соответствуют критериям, заложенным в понятие цифрового производства, и еще порядка 40% готовят свои программы цифровизации.

 

Обращение к «Цифре» неслучайно, потому что цифровизация является сутью работы компании. Павел Растопшин, управляющий директор компании «Цифра», рассказал, какие возможности для российских станкостроителей открывает цифровизация. «Производительность труда в российском станкостроении в 10 раз ниже, чем в Германии, и в 30 раз ниже, чем в Японии. При этом колоссальных эффектов можно добиться за счет применения систем класса MDC (machine data collection — система сбора данных) и MES (manufacturing execution system — система управления производственными процессами). В частности, за счет сокращения простоев, снижения затрат на инструмент, наведения порядка и организации сквозной прослеживаемости производства на машиностроительном производстве возможно увеличить производительность труда до 20% и повысить качество готовой продукции. Не будет преувеличением сказать, что Россия в таком софте реально является лидером, потому что у нас подключено 8 тысяч станков на 150 предприятиях таких холдингов, как Ростех, «Алмаз — Антей», КТРВ, «Вертолеты России». Крупнейшее внедрение на одном заводе — 500 станков. Один из крупнейших холдингов соединил более тысячи станков на нескольких предприятиях. Мы реально опережаем других производителей подобного софта и намного опережаем софт тех мировых производителей станков, которые пытаются продавать его вместе со своими станками. Здесь возможна здоровая конкуренция, так как независимые решения гораздо дешевле, и мы знаем, как продавать такое ПО и такие цифровые решения на международном рынке, где у нас порядка 30 партнеров».

 

Сколько вешать в граммах

 

Итог пленарному заседанию подвел его модератор Олег Бочкарев — заместитель председателя коллегии Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ. Он довольно категорично высказал требование, чтобы оценка социально-экономического эффекта от предпринимаемых Минпромторгом усилий была выражена числом. «Минпромторг проделал огромную системную работу законодательного, нормативно-правового, финансового характера, — сказал Бочкрев, но мы критикуем результат. При таком объеме потраченных ресурсов результат государство не устраивает».

 

Требует осмысления, по словам Бочкарева, бизнес-модель развития отрасли. «Мы видим, что идет торможение станкостроения как бизнеса, где нет ни одной государственной компании, которая занимается разработкой и производством станкостроительной продукции. Сегодня бизнес говорит о нехватке оборотных средств, и надо решать эту проблему».

 

В итоговом документе содержался также призыв к Минпромторгу придавать максимальную гласность постановлению № 239 «Об установлении запрета на допуск отдельных видов товаров станкоинструментальной промышленности, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для нужд обороны страны и безопасности государства». По словам Бочкарева, в коллегию ВПК опять пошли жалобы о неприобретении российских станков, и здесь нужная системная, доведенная до числа обратная связь от потребителей — надежность, коэффициент использования, съем готовых изделий, простои, качество, ремонт, сервис. Дать эту системную обратную связь должна ассоциация «Станкоинструмент» как «главный лоббист интересов российских станкостроителей».

 

Неожиданно из уст Олега Бочкарева прозвучало недовольство тем, что в стране насчитывается 450 предприятий, относящихся к станкостроению. По мнению Бочкарева, это много. Как он сказал, «нужна интеграция, создание холдингов, корпораций, чтобы через два-три года прийти к 10, максимум 15 компаниям, иначе станкостроителям не поможешь». При таком подходе на рынке не останется места малому и среднему бизнесу как основе здоровой современной экономики. Столь же категорично было высказано суждение о проблеме компонентной базы, в результате чего «станок российский, а половина стоимости его не российская». Но и, скажем, в немецком станке значительная часть стоимости может быть не немецкой. По мнению Бочкарева, «станкостроение только тогда может считаться сильным, когда комплектующие тоже производятся в России. Два-три поставщика, максимум четыре». За рубежом поставщик комплектующих — это, как правило, малый бизнес, мобильный и инновационный. Стоит ли все загонять в огромные и в силу этого неповоротливые структуры? Во всяком случае, Российскому технологическому агентству поручено «изучить этот вопрос и выразить все в цифрах».

 

Разговор получился интересный и в чем-то поучительный. Удивительно только, что в разговоре о перспективах развития российского станкостроения не прозвучало мнение ассоциации «Станкоинструмент».
 

 

Источник журнал "РИТМ машиностроения" " 5-2019

 

 

 

 

 

Внимание!
Принимаем к размещению новости, статьи
или пресс-релизы с ссылками и изображениями.
ritm@gardesmash.com

 

Реклама наших партнеров