Подписка

Как может измениться железная дорога в ближайшие 30 лет? Как она уже сейчас становится цифровой, а где-то даже виртуальной? Об этом ТАСС рассказал генеральный директор группы компаний 2050.Digital Игорь Бевзюк.

Игорь Бевзюк, © Пресс-служба ООО "2050.Диджитал"

Цифровой завод, цифровое депо, электронный чек-лист

 Игорь Анатольевич, сегодня о цифровых технологиях говорят много и часто. А что вы сами видите за этой модной терминологией? На самом ли деле это так важно сегодня?

— Совсем недавно, еще каких-то пять лет назад, ажиотаж вокруг концепции "Индустрия 4.0" действительно воспринимался многими как пиар. Однако сегодня интерес к модному тренду перерос в реальные инвестиции, "цифровой хайп" трансформировался в новый бизнес.

Промышленный "интернет вещей", роботизация, инструменты дополненной и виртуальной реальности, другие технологии, относящиеся к концепции четвертой промышленной революции, уже стали неотъемлемой частью производственной деятельности во многих отечественных компаниях. Но что особенно важно — за этот короткий промежуток времени цифровизация стала одним из ключевых векторов развития национальной экономики.

Если высокоразвитым в технологическом отношении странам с густонаселенными территориями технологии важны не столько для наращивания производства, сколько для повышения его качества и эффективности, то у нас кардинально другая задача. Современная Россия с огромными территориями и относительно малой численностью населения не сможет произвести требуемый объем жизненно важной продукции, если не пойдет в "цифру", в роботизацию. Нас просто мало. И для того, чтобы в новых реалиях гарантировать свою экономическую, продовольственную, государственную безопасность, а также обеспечение ключевыми ресурсами, нам необходимо либо оперативно перемещать большие конгломераты людей на значительные расстояния, что маловероятно, либо развивать цифровизацию и роботизацию промышленного производства в масштабах всей страны.

— И группа компаний 2050.Digital поставила перед собой задачу развивать цифровизацию и роботизацию если не в масштабах всей страны, то как минимум в такой важнейшей отрасли, как железнодорожная индустрия?

— Не просто развивать, но и внедрять конкретные продукты и решения. На сегодняшний день 2050.Digital — крупнейшая российская группа компаний, занимающаяся цифровизацией отечественного машиностроения.

Один из наших проектов называется "Цифровой завод". Он реализуется на Новочеркасском электровозостроительном заводе, где мы успешно интегрировали в действующее производство технологии промышленного "интернета вещей": оборудование — станки и машины — начинает понимать свое окружение и общаться между собой, оптимизируется управление складскими мощностями, технические задания выдаются непосредственно на гаджеты специалистам.

Благодаря созданной цифровой модели завода в режиме реального времени можно увидеть, как изменится эффективность производства, если, например, перераспределить внутренние логистические потоки или увеличить загрузку оборудования.

Также мы работаем над внедрением интеллектуальной системы "Цифровое депо". Пилотный проект сейчас запущен в локомотивном депо "Братское" в городе Вихоревка. Это уже сервисная история: внутри действующего депо отрабатывается порядка 200 цифровых решений, начиная с очков виртуальной реальности и заканчивая RFID-метками, которые используются во внутренней логистике и системах доступа.

В целом мы стремимся к такой организации сервиса, когда техническое обслуживание и ремонт локомотива в депо будет проходить, по сути, в режиме пит-стопа.

Насколько широко используется виртуальная и дополненная реальность?

— Используем эти технологии по максимуму. Например, очки виртуальной реальности позволяют видеть технологическую карту всего процесса. С их помощью работник может уточнить алгоритм выполнения технологических операций на том или ином агрегате. Это особенно ценно для начинающих специалистов.

Помимо того что цифровой прибор выступает в роли подсказчика, он еще и контролер. Ведь в очки вмонтирована камера, которая фиксирует каждую выполненную или по каким-то причинам пропущенную операцию. Еще одно преимущество — отпадает необходимость заполнения бумаг, так как в ходе работ фактически формируется электронный чек-лист выполненных операций.

О чем говорят машины

2050.Digital объединяет высокотехнологичные компании. Расскажите о них.

— Деятельность наших компаний сконцентрирована на пяти основных направлениях. Одно из них связано с искусственным интеллектом. Самый яркий представитель этого сегмента — российская компания Clover Group, которая разрабатывает уникальные продукты на основе предиктивного анализа данных, технологий искусственного интеллекта и нейросетей.

Решения, построенные на базе платформы интеллектуального анализа данных Clover, обрабатывают данные, полученные с ответственных агрегатов локомотива, прогнозируют отказы узлов и дают заключение о его остаточном ресурсе. Интеллектуальное решение "Умный локомотив" на базе предиктивной аналитики компании Clover Group уже применяется более чем на 5 тыс. 800 секциях локомотивов, а до конца года мы планируем охватить 7 тыс. 400 секций.

Второе направление, которое реализуют компании "ЛокоТех-Сигнал", "АВП Технология", "Локомотивные электронные системы" и НИИ технологии, контроля и диагностики железнодорожного транспорта, — создание автоматизированных систем управления технологическими процессами (АСУ ТП).

Сейчас большей частью используется аналоговая система управления локомотивами. Задача, которую мы сейчас решаем, — переход на цифровое управление посредством использования микропроцессорных систем.

Сегодня, чтобы поезд прошел определенный участок дороги, нужна голосовая команда от диспетчера или смена цветов индикаторов на семафорах. А новое оборудование позволит локомотивам "разговаривать" и обмениваться данными. Более того, большинство функций наземной инфраструктуры планируется перенести на его борт, станет возможным использование технологий виртуальной сцепки и подвижного блок-участка, что, в свою очередь, повысит пропускную способность железнодорожных магистралей на 30–40%. А это измеряется уже сотнями миллионов тонн грузов.

Сигналинг, или устройства сигнализации, централизации и блокировки, — только один из сегментов направления АСУ ТП. Существенный объем наших работ связан с созданием систем ресурсосбережения, информационной и кибербезопасности объектов критической инфраструктуры, электронной аппаратуры и сервисного программного обеспечения.

Наше третье направление — интеграционное. Лидирующие позиции здесь у компаний "2050" и 2050.Digital, которые реализуют соответственно проекты "Цифровой завод" и "Цифровое депо", о которых я рассказывал выше.

В сентябре мы учредили компанию "2050. Аддитивные технологии", которая займется 3D-принтингом. В нашей виртуальной библиотеке уже накоплено несколько сотен моделей различных кнопок, панелей, рычажков, которые выходят из строя в процессе эксплуатации локомотивов. Со временем планируем расширить номенклатуру до нескольких десятков тысяч. 3D-печать позволит ремонтнику быстро забить в компьютер номер детали и через 15–20 минут ее получить.

И пятое направление — так называемые Research and Technology (исследования и технологии — прим. ТАСС), относящиеся к созданию революционных образцов подвижного состава либо технологий будущего.

— Какой он — подвижной состав будущего в вашем исполнении?

— Не так давно мы начали разработку гибридного роботизированного тягового локомотивного комплекса. На 2019 год запланированы его тестовые испытания, а на 2020-й — сертификация пилотного образца.   

По нашим расчетам, эта беспилотная машина заменит традиционные маневровые локомотивы, которые сейчас выполняют колоссальный объем мелких перевозок в пределах локомотивных депо и промышленных предприятий.

Сейчас потребность в такого рода тяговых машинах измеряется сотнями штук. Мы наделим гибридные локомотивы интеллектом и сделаем максимально экономичными в использовании.

Продаются не машины. Продаются часы и километры

Как 2050.Digital позиционирует себя относительно таких крупных игроков железнодорожной индустрии России, как "ЛокоТех" и "Трансмашхолдинг"?

— Они наши активные заказчики и крупнейшие партнеры.

Планируется ли выход за пределы их периметра?

— "Трансмашхолдинг" и "ЛокоТех" — это основа для роста компетенций и отработки технологий. То есть сегодня они являются нашими заказчиками, потребителями того, что мы можем предложить из уже имеющихся цифровых решений.

Однако мы смотрим за периметр не только этих компаний, но и самой отрасли. Решения на основе предиктивной аналитики и технологий искусственного интеллекта, разработанные Clover Group, уже обкатываются в компании, которая занимается производством грузовых автомобилей. Сотрудничеством с нами также заинтересовались нефтяная и энергетическая компании.

— Чем вы привлекаете заказчиков?

— Сейчас многие поставляют технику. Но очень мало тех, кто поставляет ее по контракту жизненного цикла. Согласитесь, одно дело, когда производитель продал машину, дождался окончания гарантийного срока и забыл про свой продукт, — о ней теперь заботится дилер либо сервисная служба, и другое дело, когда вы продаете стоимость часа или тонно-километра.

Сегодня меняется сама бизнес-модель: главное — сделать работу машины непрерывной. Эта непрерывность для клиента сейчас намного важнее, чем просто наличие хорошей техники.

 Каковы первые финансовые итоги работы компании?

— Несмотря на то что компания находится на инвестиционной стадии, по итогам текущего года мы прогнозируем выручку чуть более 3 млрд рублей. В планах на следующий год — повысить выручку где-то в 2,5–3 раза.

Нужны ли будущему железные дороги

 Как вы относитесь к Илону Маску?

— Я отношусь к нему как к гениальному маркетологу. Его можно сравнить с Жюлем Верном, который говорил в XIX веке, что через какое-то время у нас будут подводные корабли и летающие крепости, хотя представлял их себе совсем иначе, чем оказалось.

Как постановщик задачи Илон Маск более чем хорош. Как реализатор… Как вы знаете, экономика что у SpaceX, что у Tesla, что у Hyperloop пока убыточная…

Маск делает проекты, которые поражают воображение. Про какой из ваших проектов можно такое сказать?

— Наверное, это тема, связанная с технологиями локомотивов будущего. Когда они мало того что станут "гибридными", но еще и смогут сами себя экипировать, диагностировать, давать рекомендации по ремонту. Приехал такой роботизированный комплекс в депо, снял дизель, взял блок батарей… Был дизельным — стал электрическим…

Каким будет железнодорожный транспорт, например, в 2050 году?

— Первое. 2050 год — это время, когда железная дорога еще точно существует.

Второе. Это самоорганизующаяся система. В которой влияние человека — в нашем случае диспетчеризация — сведено практически к нулю.

Третье. Модульность составов будет позволять быстро менять платформы: дойдя до одной точки маршрута, поезд меняет железные колесные пары на резиновые колеса и катит дальше уже по шоссе. 

Четвертое. Количество составов вырастет, а их длины сократятся. Если сегодня длинносоставные грузовые поезда перевозят сотни тысяч тонн руды и угля, баррелей нефти, то завтра мы будем везти либо полуфабрикаты, либо конечную продукцию.

Логистические склады уйдут в прошлое. Блокчейн и смарт-контракты приведут к тому, что груз будет сам приходить в точку, где его уже ждет следующая стадия переработки либо реализация.

Что еще? Беспилотное управление, автоматическое принятие решений на основании общения между роботизированными машинами, локомотив будет равняться на другие виды и источники энергии… Всего не перечислить.

Ну и, конечно, сама железная дорога станет полностью цифровой не только в границах одного государства, но и во всем мире.

Беседовал Руслан Салахбеков

 

Источник

Реклама наших партнеров