Subscribe
Автор: 
Зинаида Сацкая

Как живется настоящему, а не лозунговому импортозамещению, — об этом репортаж обозревателя журнала «РИТМ машиностроения» из «Владимирского центра механической обработки».

Понимание необходимости выпускать российскую продукцию с высокой добавленной стоимостью было и тогда, когда слово импортозамещение еще не заполонило медийное и политическое пространство. И вот на стыке 2011 и 2012 годов, то есть до начала эры разговоров об импортозамещении, в славном городе Владимире возник перспективный проект — выпуск и дальнейшее расширение линейки высоковакуумных турбомолекулярных насосов. Это насосы для создания глубокого вакуума, используемые в таких высокотехнологичных отраслях, как атомная, космическая, микроэлектронная, радиоэлектронная и др. Расчетная стоимость проекта составила чуть больше 200 млн рублей.

Александр Воронин, генеральный директор ВЦМО

Владимир Сергеев, руководитель вакуумного проекта

 

Российское от чертежа до готового изделия

Сказано — сделано. Подобрали площадку, распланировали ее под современное производство, сделали капитальный ремонт, просчитали логистику материальных потоков, но, главное, нашли аргументы для человека, которого генеральный директор центра Александр Воронин почтительно называет гуру в вакуумной тематике. Руководителем проекта стал Владимир Сергеев, насосы которого еще в советские времена сотнями поставлялись в Курчатовский институт, а потом в «Роскосмос» и много еще куда. ВЦМО стартовал в октябре 2012 года, в 2013 году пришел Владимир Сергеев, да не с пустыми руками, а с наработками, на которые в 2014 году получены патенты. «Разработчиков по этой тематике в стране сейчас, по сути, нет, двухпоточные насосы кроме нас не производит никто», — объяснил Александр Воронин.
Все комплектующие, включая двигатели, на ВЦМО изготавливают сами. Только высокоскоростные подшипники приобретают у SKF, а также FAG у Schaeffler. Весь металл — а это нержавеющие стали, цветные и конструкционные сплавы — российский. Для основных деталей, в том числе такой ответственной, как ротор, алюминий приобретают на Красноярском алюминиевом заводе. «У них металл, — объясняет Воронин, — строго соответствует обозначенным в сертификатах параметрам, но главное — отношение ко мне как потребителю. Нет такого, что твои пять поковок не соответствуют их масштабам, а мы с таким встречались, что малые объемы перечеркивают тебя как потребителя. Мы чувствуем себя не закомплексованным бедным родственником, а уважаемым заказчиком».
Мы идем по предприятию. Сверкающие чистотой просторные площади, обрабатывающие центры Litz и Hwacheon, электроэрозионный станок Sodick, контрольно-измерительная машина Mitutoyo, липецкие сверлильные станки, порядок на рабочих местах станочников, аккуратные штабеля заготовок — все красиво, но… пустовато. Начинаю атаковать Воронина колючими вопросами: «В чем причина такого нерационального использования площадей? Неправильно оценили спрос? Не можете извлечь выгоды из импортозамещающего шанса, сделавшего привлекательной вашу цену?" Вот на слове цена Воронин меня остановил и напомнил, что он не только производитель, но и потребитель оборудования. События, вызвавшие к жизни импортозамещение, принесли с собой и нешуточные проблемы для российского производителя: «Наш насос вполне конкурентоспособен по качеству и привлекателен по цене, но нам ведь надо покупать оборудование, — объясняет Воронин. — Мы планировали закупать его поэтапно, по очередям и в расчете на докризисный курс. То, что вы сейчас видите, это оборудование первой очереди, завезенное в 2014 году. А на вторую и третью очередь, как мы планировали с учетом всех логистических цепочек, требований бережливого производства при создании потока, нужно было время. К тому же все это должно было сопровождаться постепенным прирастанием недостающего персонала. Вот и считайте соотношение наших ценовых плюсов и минусов из-за валютного курса. Оборудование нам еще требуется, но оно стало невероятно дорогим».
Не случайно Воронин говорит о персонале, в него тоже надо вкладываться. Оборудования на многих предприятиях достаточно, но оно простаивает, потому что людей нет. Для ВЦМО сегодня самая главная проблема — проектировщики, конструкторы по вакуумной тематике. Причем Воронина не только профильный диплом интересует, но и увлеченность, которая должна читаться в глазах соискателя. В планах Воронина договор с Владимирским политехническим университетом на подготовку вакуумщиков именно для ВЦМО. С третьего курса, когда начинается специализация, лекции студентам будет читать гуру Владимир Павлович Сергеев.

Насосы ВЦМО

В этом году компания первый раз вышла на выставку вакуумной техники и технологий, повергнув публику в удивление: «Как? Откуда? — рассказывает Воронин, — нет же в стране никого. Никого нет, а мы есть!». Тем не менее сегодня кормят ВЦМО не вакуумные насосы, а заказы сторонних организаций. Они дают 85 % оборота. Аккуратно сложенные в штабели заготовки, увиденные в цеху, оказывается, предназначены для изготовления корпусных деталей светодиодных светильников для заказчика из Смоленской области. «Это не заготовки лежат, это живые деньги лежат», — шутит директор.
Сегодня ВЦМО выполняет первый профильный заказ — два насоса для НПО «Радий». Серийное производство насосов — это светлое будущее. По словам Александра Воронина, граница самоокупаемости проходит через изготовление тридцати насосов в квартал. Производство насосов можно увеличить вслед за спросом, но при нынешнем количестве оборудования тогда придется сократить то, что сегодня кормит, а точнее, как выразился Воронин, «отказать тем, кого в себя влюбили».
На вопрос, имеют ли насосы ВЦМО экспортную перспективу, директор ответил не задумываясь: «Имеют. Насосы большой мощности, рассчитанные на откачку от 1000 до 10 000 литров в секунду, сегодня никто не делает. По крайней мере зарубежные производители о наличии такой продукции не объявляют, а наши разработки позволяют нам такую задачу реализовать. На выставке вакуумной техники представитель РКК «Энергия» спросил, можем ли сделать насос на 5000 л/с. Наш гуру сразу ответил: «Присылайте ТЗ, сделаем». Идеология энергосбережения также не обошла владимирский насос стороной. Потребляемая мощность насоса в рабочем режиме 24 тысячи оборотов в минуту составляет 150–200 ватт.
Экспансия на зарубежные рынки — вещь амбициозная, но закрыть отечественной продукцией потребности российского рынка — задача не менее амбициозная. Дело только в том, что ты способен предложить рынку. На этот счет есть у меня своего рода вопрос-тест, который несколькими интервью с директорами предприятий навеян и который директорам же и задаю: «Некоторые производственники говорят, что мы можем сделать все самое лучшее в мире, но в одном экземпляре». Воронин даже не дал завершить вопрос: «Мы можем сделать лучшее в серии. Отрабатывая опытные образцы, в первую очередь закладывали в технологический процесс по-вто-ря-е‑мость!», — вот так буквально по слогам и сказал. — «На универсальных станках проблема повторяемости была, потому мы и приобрели станки с ЧПУ, специнструмент, а к тому же и свой разработали в процессе отработки первых образцов. Сегодня я с чистой совестью могу сказать, что тысячный насос не будет отличаться по качеству от первого».
Согласно собственным и заказанным маркетинговым исследованиям общая годовая потребность в стране выходит на показатель 700–1000 штук. «Сейчас в спросе некоторый спад, но в конце 2017 — начале‑2018 годов мы прогнозируем рост спроса», — уверенно говорит Воронин. А пока ВЦМО готовится к этому росту. Большая российская производственная компания покупает за рубежом 50 и более насосов в год, но хочет свое собственное изделие на 100 % локализовать в России. Обратились в ВЦМО. Сейчас идет конструктивная доработка, потому что требуемый насос по производительности не попадает в сегодняшнюю линейку ВЦМО, в декабре планируется запуск в производство опытного образца, в январе потенциальный заказчик его получит.

Гуру

Выпускник Владимирского политехнического института, Владимир Сергеев вакуумной техникой начинал заниматься с 1978 года. Когда государство перестало финансировать вакуумную тематику (как, впрочем, и другие тематики), из профессии Сергеев не ушел. Работал в Институте вакуумной техники им. С. А. Векшинского, где разработал несколько моделей турбомолекулярных насосов, для петербуржской фирмы разработал малогабаритный турбомолекулярный насос для гелиевых течеискателей, который потом пошел в серию. Одним словом, обладатель трех патентов и 20 авторских свидетельств, да еще и житель Владимира на владимирском же предприятии оказался совсем не случайно. Надежность и качественные характеристики для него сегодня в высшем приоритете. А уж «издеваются» над насосами на испытаниях по полной. Заставляют длительно работать при запредельных режимах, при дисбалансе: «В таких условиях насос не должен работать, а у нас работал», — делится Сергеев. Конструктор горюет, что сейчас Китай «ломится на наш рынок с большой гаммой насосов неизвестного качества, а нам мощностей пока не хватает».

Сервис

Все рынки современного оборудования — будь то станки, насосы или экскаваторы — стоят на одном: сервисе, который поставляется вместе с продукцией. Вопрос о том, как будет выглядеть сервис вакуумных турбомолекулярных насосов ВЦМО не застал Воронина врасплох: «Потребителям наших комплексов, а это насос с приводом, обеспечим пуск, гарантийное обслуживание и постгарантийный ремонт. На начальном этапе к потребителю будем выезжать сами, но уже сейчас ведем переговоры в разных городах на предмет заключения дистрибуторских договоров, которые будут предусматривать и продажу, и сервисную поддержку нашей техники. И заметьте, ни один дистрибьютор зарубежной техники об обслуживании не заявляет. Вот на одном предприятии мы столкнулись с ситуацией, когда заклинило зарубежный насос, а ремонтировать было некому. И можете себе представить, во что обойдется приезд зарубежного специалиста к российскому потребителю в такой ситуации?»

Вместо эпилога

Вот есть во Владимире небольшое предприятие, которое выпускает высокотехнологичную продукцию. Государство устами чиновников разного уровня много говорит о поддержке малого и среднего предпринимательства. Оказывается, не только говорят. В этом году ВЦМО заявил свой проект в городскую программу поддержки и получил из городского бюджета субсидии на возмещение части затрат на приобретение оборудования в 2016 году. Городская же администрация возместила на сто тысяч рублей затраты на участие в международной профильной выставке в Москве, да еще подсказала, на какую помощь реально можно рассчитывать. Областные власти, которые были приятно удивлены наличием на своей территории предприятия с такой продукцией, тоже подключились, обратившись в Фонд развития промышленности с письмом о поддержке проекта ВЦМО.
На предприятии сегодня вместе с директором работает всего 24 человека, но увиденное и услышанное внушает надежду, что поднимающийся проект имеет перспективу. Для ВЦМО. Для Владимира. Для страны.