Подписка
Автор: 
Зинаида Сацкая

С удивлением услышала, что в российских вузах обучение работе с листом сводят только к объемной штамповке и совсем не учат конструированию из листа. Зато этому — и не только этому — учат специалисты компании TRUMPF. Но обо всем по порядку.

 

Учебный центр TRUMPF
▪ 10’500 слушателей в год
▪ 2’000 курсов в год
▪ 3’000 м2 цех с оборудованием
▪ 26 станков для обучения
▪ 29 аудиторий
▪ 40 переводчиков на 17 языков
▪ 6’000 чашек кофе в месяц
▪ 200 обедов в день

 

Поделиться принципами

Как рассказал генеральный директор ООО «Трумпф» Василий Дианов, вся система обучения в глобальной компании делится на несколько функциональных уровней. Первый сравним с нижним уровнем потребностей пирамиды Маслоу, то есть предполагает в общем-то базовые вещи, без которых все остальное теряет смысл. Цель на этом уровне — научить операторов грамотно и осознанно управлять станками и обслуживать их, а программистов — готовить рабочую программу и производственные планы для его загрузки. Следующий уровень предполагает научить потребителя не просто уверенно эксплуатировать оборудование, но использовать его эффективно, чтобы станок изготавливал деталь с минимизацией затрат на листообработке и максимальным качеством, потому что, например, как утверждают специалисты, гнуть дешевле, чем варить. Эта идея конвертирована в семинары по конструированию из листа. И здесь работа идет через передачу собственных знаний, а главное, собственных принципов фирмы TRUMPF. В компании не без оснований считают это сильным конкурентным преимуществом. Остановимся на этом уровне подробнее.

Проектирование из листа, или Как помирить кошку с собакой

Семинар по проектированию из листа проводится как в Германии, так и в России. В Германии курс длится три дня и проводится в центре обучения головной компании. Центр многофункциональный, в нем учатся все сотрудники компании, в том числе и собственные сервисные инженеры, которым приходится самостоятельно разобрать и собрать станок, специалисты заказчика, дилеры. Семинар интерактивный, слушатели сами проектируют, сами программируют, предлагают варианты. И когда группа выработала совместное решение, по локальной сети на станок загружается подготовленный рабочий файл, все идут к оборудованию, вырезают, сгибают, если нужно, варят, а потом считают полученный эффект.
В России семинар проходит на территории предприятия заказчика и длится не три дня, как в Германии, а пять — так усложняет работу необходимость перевода. Традиционно в таком семинаре участвуют конструкторы и технологи, которые имманентно находятся в здоровых антагонистических отношениях, потому что одним важно «что», а другим «как». И когда начинается собственно семинар, эти противоречия сразу себя проявляют при ответе на вопрос тренеров, чего подопечные ждут от мероприятия. Технологи требуют объяснить конструкторам, что на имеющемся оборудовании TRUMPF рассматриваемую деталь сделать нельзя, конструкторы, в свою очередь, требуют вразумить технологов и доказать, что на этом оборудовании сделать деталь можно. Лекциями такие противоречия не преодолеть. Но есть немало способов научить людей сопрягать взаимные
пожелания. Мне рассказывали, как однажды на семинаре тренеры распечатали развертку детали на бумаге, вооружив подопечных ножницами и скотчем, которые играли роль соответственно лазера и сварки. И вот начав «гнуть, резать и варить», технологи и конструкторы вынуждены были взаимодействовать в поисках практического решения, а не в доказывании абстрактной правоты. И, думается, раскрепостить мозги, научить коммуникациям не менее важно, чем научить собственно конструированию.


Обучение проводят на деталях заказчика, непосредственно в условиях его производства, двигаясь по его технологическому процессу от 2D-раскроя до придания ему 3D-формы на сварку и сборку. Именно здесь выявляются основные ошибки и несовершенства, на которые потом указывают заказчику. Но главная задача тренеров — показать, что для создания одной детали существует множество возможностей, при этом не только упрощается производство, но и становится меньше чертежей, сокращается количество единиц изделий. Показателен рассказанный мне пример взаимодействия на заводе «Ростсельмаш». Как принято у компании TRUMPF, обучение проходило на примере отобранной немецкими специалистами для обучения конструированию из листа реальной детали. Это была фара комбайна. Правая фара состояла из трех элементов, левая состояла из трех элементов, стало быть, нужно было делать шесть деталей, что предполагало два сборочных чертежа, сварочные чертежи, то есть довольно большое количество бумаги. Немецкие коллеги предложили два варианта. По первому фара делается из одной развертки, то есть теперь надо делать одну деталь, при этом она либо правая, либо левая. По второму варианту предлагалось изменение конструкции: фара состоит из двух элементов, но уже без разницы — левая или правая.
То, что создавалось когда-то для самого TRUMPF, передается сегодня клиенту. «Делать что-то новое, имея некую материальную основу, всегда проще, чем начинать с нуля, — рассказывает Василий Дианов. — Мы отдаем созданное нами для собственного использования Руководство и говорим: «Пожалуйста, можете этим пользоваться и создавать свои документы по конструированию, опираясь на наш опыт». Главное, что знания, передаваемые на этих семинарах, не привязаны напрямую к эксплуатации именно оборудования TRUMPF. Это уже некие универсальные знания, которые позволяют грамотно работать с листом.
Современное конструирование из листа имеет свои особенности, порожденные появлением технологий лазерной сварки, которая особенно чувствительна к построению оснастки. Как рассказал г‑н Дианов, чтобы пользоваться преимуществами лазерной сварки, необходимо грамотно строить оснастку, нужно понимать, как отводить тепло из зоны сварки, как подавать газ защитной среды и т. д. Это некая модификация курса листовых конструкций, где в процессе обучения к конструкторам и технологам добавляется группа подготовки производства, то есть те люди, которые непосредственно строят оснастку. «По нашим клиентам, — развивает этот тезис Василий Дианов, — мы сейчас видим, что компетенции по строительству оснастки на рынке развиты слабо, и наши клиенты, видя дефицит специалистов, опасаются внедрять современные прогрессивные технологии».
Есть еще один подвид семинаров «Инновационные трубные конструкции». Это обучение принципам конструирования или принципам работы с трубой и профилем. Есть целый ряд хитростей, особенностей в соединении труб и профилей между собой. «Это тоже некий способ открыть сознание конструктора в совершенно новой для него сфере, — делится г‑н Дианов, — поскольку в рамках традиционного вузовского образования они такого оборудования не видят и в принципе не представляют себе возможности современных станков в области пространственных конструкций».

Третий уровень есть. Про чью честь?

Третий уровень обучения пока есть только в Германии, но хочется думать, что он уже на пороге отечественного рынка, потому что TRUMPF готов делиться принципами собственной организации производства. Это система SYNCHRO — организация производства «just in time», Индустрия 4.0, цифровизация, совершенно новые подходы, которые у нас существуют пока только в информационном пространстве. TRUMPF владеет частью компании AXOOM — разработчика платформы для мультибрендового управления оборудованием, соединенным в технологическую цепочку по современным протоколам обмена данными. То есть появляется еще одно измерение взаимодействия поставщика оборудования и эксплуатанта, взаимозависимости исполнительных механизмов.
Реализованных в России проектов по третьему уровню обучения у TRUMPF пока нет. «Мне кажется, что на нашем рынке присутствует все, что есть и на более развитых рынках, — размышляет Василий Дианов. — Просто у нас нет какой-то присущей Европе гомогенности общего уровня развития. Там есть устойчивый mittelstand, малый и средний бизнес, который уже освоил и автоматизацию, и современные процессы организации производства, а у нас пока или гаражи с киянкой и пилой, или суперсовременные заводы, где уже система управления предприятием позволяет в любой момент времени видеть любую партию изделий на любом участке производства. При этом на рынке нет предложения каких-то готовых систем и решений, все делается самими предприятиями и является каким-то их локальным ноу-хау, за которые они держатся».

В TRUMPF есть специалисты, которые методологически подготовлены к работе с топ-менеджментом по вопросам организации производства, но коммуникации с российскими предприятиями затруднены. Если представить себе, что кто-то придет и серьезно попросит, TRUMPF так же серьезно к этому отнесется, но нужно будет на этом пути преодолевать некоторое количество препятствий и понимать, что их больше, чем можно на первый взгляд представить. Причины неготовности воспринять современные методы организации производства известны. «Во‑первых, вся документация на российских предприятиях на русском языке, — делится своими наблюдениями Дианов, — а в Европе все-таки английский уже довольно широко распространен. Среднестатистическое чешское или польское предприятие вполне способно взаимодействовать с имплементаторами на английском языке, а у нас требуют, чтобы имплементатор владел русским языком, хотя рынок небольшой и консультант свои компетенции не затачивает под потребности рынка. Найти переводчика, хорошо владеющего техническим арго в довольно узкой сфере, проблематично. Иногда недостает финансовой грамотности, в том числе топ-менеджменту. А во‑вторых, и, быть может, главное — мы еще не слышали адекватно сформулированной постановки задачи. Эта разница менталитетов, обобщенно говоря, выглядит так. Заказчик говорит, что он платит деньги, хочет видеть этап, с которого имплементатор стартует, а потом прийти перерезать ленточку, нажать кнопку, увидеть запустившееся по-новому производство и понять, сколько он в результате сэкономит по сравнению с тем, что есть. А европейцы не могут понять готовности платить деньги без понимания, как это работает. То есть европейские специалисты не строят завод, не строят производство. Они учат людей самостоятельному мышлению, передают знания о методологии осуществления изменений (changemanagement), но именно это нашим предприятиям пока, к сожалению, неинтересно».

Зал со станками в Учебном центре Trumpf
Итак, предложение есть. Важно, чтобы у менеджмента потребителя сформировалось доверие к поставщику и желание расстаться со вчерашними стереотипами.

Реклама наших партнеров