Знакомясь с российскими джобшопами, мы спрашивали руководителей, как возникло предприятие, какие станки работают и по каким критериям их выбирали, каковы размеры средней партии изделий, какова отраслевая структура потребителей и какова их география. Вот их ответы.

 

«Мы шли от потребности рынка»

Дмитрий Патрушев, коммерческий директор компании «Страж-Лазер», Москва

Сначала мы пытались сделать некий свой продукт, но стало понятно, что на одном продукте далеко не уедешь. А когда есть оборудование, на котором можно делать разные вещи по чертежам заказчиков, то почему бы их не делать? Вот так мы пришли к идее job shop в его классическом варианте. Мы шли от потребности рынка, на котором не всегда нужен конечный продукт. Иными словами, если ты считаешь нецелесообразным делать какое-то конечное изделие, то всегда можно делать деталь, а рынок деталей априори намного больше рынка готовых изделий, и спрос на этом рынке всегда будет выше.
У нас в основном листообработка — лазерный раскрой, гибка на гибочных прессах Trumpf. Чтобы повысить конкурентность на рынке, мы расширяем сферу услуг. Так у нас появилась роботизированная сварка с использованием аппаратов Kemppi, а также роботизированные сварочные комплексы OTC Daihen. А критерии выбора оборудования у нас простые — по сервису. Мы перебрали много разного оборудования, и всё упиралось в сервис. Любое оборудование ломается, ничего вечного нет. И вопрос не в поломках как таковых, а в том, как быстро с ними справляются. Как джобшопер мы должны быть очень оперативны, простой для нас просто невозможен. У нас нет и не может быть никакого складского запаса деталей именно потому, что мы джобшопер. Для нас основной ресурс — это время, его нельзя положить на склад или сделать какой-то запас, его можно только оптимизировать. Нам важно время, затраченное на ремонт оборудования, именно этим определялся выбор поставщика оборудования и сервиса. Время — деньги!
Сегодня мы стопроцентный job shop, заказчики у нас разные: от небольших частных клиентов до автомобильных заводов, и партии деталей тоже разные — от семи тысяч до нескольких миллионов. Одним словом, что выгодно клиенту, то выгодно нам.

 

«На оборудовании, которое хорошо знаешь и продаешь, надо зарабатывать деньги»

Алексей Лемешко, директор торгово‑промышленной фирмы «Альянс», Казань, Республика Татарстан

«Альянс» входит в компанию «Пегас», которая специализируется на продаже металлообрабатывающего оборудования DMG MORI и ECOCA, а также металлорежущего инструмента Iscar, Mitsubishi, Guhring, Licon и других. Это производственное подразделение создавалось как шоу-рум, для которого и закупалось оборудование, поставляемое на российский рынок. По мере роста числа заказчиков мы поняли, что на этом оборудовании, которое мы очень хорошо знаем, которому мы доверили свой успех и свою прибыль, надо зарабатывать деньги. Образно говоря, балласт надо превратить в локомотив. Мы начали работать на этом оборудовании и показывать заказчикам возможности оборудования не на словах, а на изготовленных нами изделиях. И заказчики к нам потянулись.
Потом «Пегас» стал эксклюзивным дилером компании ECOCA, станки которой «Альянс» закупает себе на контрактное производство и которые также позволяют нам зарабатывать. И совершенно естественным мы считаем работать тем же металлорежущим инструментом, который
продаём.
Размеры партий разные — от одной штуки до полноценных серий. Размер серии — это вопрос цены: единичная деталь всегда дороже серийной. Наши заказчики — а это в основном представители авиационной промышленности — понимают это и на единичные серии идут, что называется, с открытыми глазами. Наша продукция может идти как на сборку готового изделия, так и на сборку узлов, а мы сборкой узлов тоже занимаемся.
Географически среди наших заказчиков преобладает, естественно, Республика Татарстан, но есть заказы из Москвы, Башкортостана, зарубежных стран. К нашим услугам прибегают не только авиационщики, но и представители нефтегазовой, химической, пищевой отраслей.
Заказчик не всегда понимает трудоемкость работы, с которой пришел. Иногда приходят с какой-то деталью без чертежей, но в полной уверенности, что мы поможем. Наши технологи с деталью работают, переводят её в чертеж, пишут программу, прописывают технологический процесс — для них нет невыполнимых задач, и мы еще никого не подводили.

 

«На рынок надо выходить со знанием рынка и пониманием ниши»

Андрей Дмитриев, генеральный директор ООО «Пром-Металл», Тверь

До создания собственной фирмы я не занимался эксплуатацией, аутсорсингом, субконтрактингом и джобшопингом, — смеется мой собеседник. — Руководя тремя заводами в Восточной Европе, я никому и ничего не мог отдать на качественный аутсорсинг. Это были 2007–2008 годы, ниша была неразвитой, и никого это особенно не волновало, потому что экономика была заполнена нефтяными деньгами. Зарубежные партнеры мне советовали отдавать изготовление комплектующих на аутсорсинг и не могли поверить, что нет качественных услуг в листовой металлообработке. И вот в 2009 году я создал собственную компанию. С нуля. Купил подержанное оборудование на собственные деньги без каких-либо заемных средств, но со знанием рынка и пониманием ниши — обработки тонколистового металла. Я продал жильё, машины, всю собственность, которой располагал, и начал с аренды помещения, минимума штата, когда на одном сотруднике лежит десять функций, подготовил некий портфель заказов, который должен был позволить развивать новый бизнес, и запасся терпением, поскольку понимал, что эволюционный путь развития редко бывает быстрым.
Резать металл начал маленький старенький раскроечный станок Trumpf, подержанные листогиб и координатно-пробивной станок были Amada. Докупить новое оборудование под растущий бизнес мы смогли только через три года. Использовали лизинговые схемы, когда банки, которые на протяжении первых трех лет вообще не рассматривали нас как партнеров, наконец-то согласились с нами работать.
Сегодня у нас работает полтора десятка станков. Это два лазера Trumpf и один Bystronic, гибочные и координатно-пробивные станки Amada, есть сварочные посты с оборудованием «Сварог» и Telmig, линия порошкового напыления ITW Gema AG. Нам важно делать как можно больше деталей с наименьшими затратами, поэтому критериями выбора служили производительность, цена, ремонтопригодность, оперативность сервиса, гарантийный срок. Среди наших заказчиков предприятия совершенно разных отраслей. Мы одинаково почтительно относимся к предприятиям любого масштаба, будь то небольшой автосервис или Московский метрополитен. Нашу задачу мы видим в том, чтобы помогать нашим потребителям завоевывать и усиливать конкурентные позиции на рынке.

 

«Размер партии деталей диктуется возможностями производства»

Денис Ванеев, главный инженер инструментального производства ООО «Агрисовгаз», Малоярославец Калужской области

Оборудование приобреталось под собственные задачи, и только потом мы стали рассматривать возможность использовать его для изготовления изделий по чертежам сторонних заказчиков. Шли от имеющегося оборудования, и для тех, у кого нет своего оборудования, мы оказались удобным и, я бы сказал, выгодным контрагентом. Мы специализируемся на механообработке. У нас еще есть термообработка, цинкование, но преобладает механообработка. У нас станочный парк порядка 50 единиц, большая часть которого около 20 лет назад была закуплена практически одномоментно. Это станки Mori Seiki, DMG, Mitsubishi, AgieCharmilles. Поскольку некоторые станки работали в три смены до состояния запредельного износа, перестав соответствовать заявленным возможностям, мы под свое производство купили два трехкоординатных обрабатывающих центра Tongtai. Станки практически такие же, что были, по всем параметрам. Размер партии деталей диктуется возможностями производства. Габариты, сложность, технологичность заказываемых деталей влияют на размер партии, который производство может переварить. Партии деталей разные, начиная от одной, верхний предел — несколько десятков тысяч. К нам обращаются из Москвы, Московской области, Калужской области, Воронежа, Санкт-Петербурга. Наша продукция работает в основном у автомобилестроителей и на прокатных линиях, а также много заказов, как мы говорим, «по мелочи», которые трудно распределить по отраслям. В общем объеме выпуска продукции «Агрисовгаза» доля джобшопа не более 10 %.
Нам важна репутация. Иногда заказчик приносит невнятные чертежи, и приходится задавать вопросы, для чего деталь, где будет использоваться, иначе не понять, какие режимы обработки выбрать. Не принято у нас сделать заведомый хлам, получить деньги, а там хоть трава не расти. Хочешь сделать так, чтобы не просто в спину не плевали, но и еще пришли.

 

«Диверсифицированный бизнес всегда устойчивее»

Дмитрий Клеутин, директор ООО «Томир», Челябинск

Основное направление, с которого мы начинали, — вентиляционные системы и энергосберегающее отопление. Что часть заказов будет делаться для сторонних предприятий, планировали изначально, потому что станок способен работать 24 часа в сутки, а загрузить его полностью под собственное производство мы пока не можем. Сегодня соотношение двух направлений производства примерно 50:50. Не могу сказать, что это супервыгодно, но диверсифицированный бизнес всегда устойчивее.
В комплекс основного оборудования для производства вентиляционных систем входят станки фирм Spiro и Ras. Когда интенсивно начали развивать job shop со специализацией на листообработке, появились гильотина и листогиб Amada и установка лазерной резки фирмы Bystronic By Sprint Fiber — самый эффективный станок из имеющихся. Он работает у нас 7 дней в неделю на оба направления бизнеса, причем большую часть времени на джобшоп. При выборе станка лазерной резки нас в первую очередь интересовали качество программного обеспечения, надежность, стоимость расходных материалов в процессе работы. Заказы по сварке выполняются на оборудовании фирм Kemppi, NEON и Lincoln.
Основная часть заказов — резка холоднокатаного и горячекатаного металла толщиной от 0,5 до 20 мм. Качественными получаются детали из нержавеющего листа, латуни и алюминия при резке азотом. Очень хорошо станок режет медь. Самые частые заказы на толщинах от 0,5 до 5 мм, но иногда «выстрелит» хороший заказ на 12 мм, и всю неделю по ночам режем только этот металл. В этом особенность формата джобшоп: никогда не можешь просчитать наперёд, с каким заказом к тебе придут. Самый частый размер заказа — от ста штук до двух тысяч, иногда бывает заказ на 50 тысяч. Бывают и буквально единичные заказы — мы ни от чего не отмахиваемся. Есть и тестовые заказы, например, заказывают какой-то образец 1–2 штуки, как-то с ним экспериментируют, вносят исправления в чертежи, и как только заказчик сочтёт, что его собственное изделие готово к серийному производству, он приходит с полноценной серией.
Для формата джобшоп важно иметь возможность быстро и точно оценить время выполнения заказа и просчитать его себестоимость. Такую возможность нам дает программное обеспечение By Soft 7.
Мы делаем детали для многих отраслей. Точно знаем, что наше участие есть и в вагонах РЖД, и на газопроводе «Сила Сибири».

 

Реклама наших партнеров