Автор: 
Зинаида Сацкая

Олег Лаврентьев, генеральный директор ООО «Бистроник Лазер», высказал экспертное мнение о состоянии бизнес-формата job shop в России.

— Имеете ли вы представление о бизнес-формате job shop в мире и в нашей стране?
В мире соотношение наших заказчиков выглядит так: 20 % — OEM (original equipment manufacturer. — Ред.), то есть компании, которые делают какой-то конечный продукт; 20 % — джобшопы, у которых есть еще какая-то своя конечная продукция, и 60 % — чистые джобшопы. В России есть все три вида компаний, но статистика почти обратная: преобладает OEM, потом в каком-то соотношении идут джобшопы. Так исторически сложилось, потому что в нашей стране крупные предприятия с полным циклом производства оказывали услуги сторонним организациям. И хотя структура промышленности поменялась, исторически у нас джобшопов очень мало.
— Как вам видится среднестатистический российский джобшоп?
Мы занимаемся листообработкой и в поле нашего зрения в первую очередь попадает информация о джобшопах, которые занимаются именно листообработкой. Обычно это 1–2 станка лазерной резки и 3–4 листогиба, плюс часто еще бывает покрасочная камера, ножницы, сварка. Каждый растет по-своему. Многие, даже крупные предприятия заявляют, что они джобшопы, но реальный бизнес и джобшоп — это два очень разных бизнеса. В первую очередь, с точки зрения планирования производства, затем планирования и организации продаж. И далеко не всем удается это все совместить. Часто крупные предприятия, которые заявляют, что они оказывают услуги по резке и гибке, оказываются неповоротливы. Когда к ним обращаются, они долго считают свою цену, потом закладывают маржу как на основную продукцию, и в результате они вопреки своим заявлениям не в состоянии быть конкурентоспособными на рынке джобшопов. То же и со средним бизнесом. Даже если у них есть избыточные мощности: лазеры, листогибы и еще что-то, — им очень трудно коммерчески организовать оказание услуг. Это совершенно другой подход. Если у ОЕМ есть излишние мощности, они чаще всего использовать их не могут, а джобшопу надо работать 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Не знаю, насколько наша информация статистически корректна, но мы знаем в России около 700 джобшопов. Это и листообработка, и механообработка, причем не все они чистые джобшопы.
— А как выглядит статистика в Швейцарии, откуда родом ваши станки?
Я не располагаю цифрой количества джобшопов в Швейцарии, но какими-то наблюдениями могу поделиться. Вокруг фирмы Bystronic Laser много небольших предприятий, в том числе и джобшопов с парой лазеров и парой листогибов фирмы Bystronic. На кого они работают? На серьезного заказчика в лице фирмы Bystronic. Сама фирма могла бы все прекрасно гнуть и резать, но тем не менее заказывает это на стороне. Вместо того чтобы заниматься производством малотехнологичных вещей типа кожухов, фирма предпочитает концентрироваться на высокотехнологичных, если хотите, критичных вещах.
— Как вы позиционируете свою компанию на рынке лазерной резки?
Мы на рынке лазерной резки более 30 лет. Когда-то на станках лазерной резки источник был намертво закреплен внизу. Мы изобрели летающую оптику, и, не боясь упреков в нескромности, скажу, что станки лазерной резки Bystronic — это вершина того, что есть сейчас в мире лазерной резки. Надо точно знать, как работает источник, чтобы создавать станки.
— Расскажите, пожалуйста, какую-нибудь success story вашего потребителя-джобшопера.
Я часто встречаюсь с джобшопами, и когда я рассказываю про автоматизацию, они говорят, что это для больших серий, а не для джобшопов. Но вот у нас в Белгороде есть один джобшоп, который на наших станках реально использует безлюдную технологию. Вечером персонал загружает металл к станку лазерной резки, закрывает цех, и утром остается только разобрать готовые детали. Сейчас на зарубежных рынках прослеживается четкая тенденция к автоматизации производства не больших партий, а малых и даже штучного производства. Но у нас спроса на автоматизацию пока не видно, особенно со стороны джобшопов.
— Что нужно джобшопу, чтобы быть успешным на этом рынке?
Услуги джобшопов — обычный товар, а не эксклюзив, и покупают у того, кто при западном качестве даст ниже цену. Соответственно, для них важно иметь низкую себестоимость обработки, резки, гибки и т. д. Компании, у которых нет эффективного оборудования, могут оставаться на рынке OEM, но они уйдут и уже уходят из сферы job shop. В Европе джобшопы очень часто меняют свое оборудование, потому что всегда должны быть на передовой. Им нужно разумно подходить к ценообразованию. Вот стоят рядом два джобшопа. У одного оборудование позволяет делать метр реза металла толщиной 1 мм за 5 рублей, а у другого — за 1,5–2 рубля. И тот, у кого 1,5–2 рубля, просто может поставить себе цену 4 рубля и хорошо зарабатывать, выдавив с рынка того, кто неконкурентоспособен из-за низкоэффективного оборудования. К сожалению, у нас в стране по-прежнему берут малопроизводительные станки, хотя тенденция очевидна: именно джобшоп с современным производительным оборудованием увеличивает свою долю на рынке.
— Что для джобшопов критично?
Скорость и точность принятия решений. Вот пришел запрос, они должны себе в первую очередь ответить, могут ли они вообще произвести требуемое; если могут, то сколько времени займет, какая будет себестоимость. Наше программное обеспечение позволяет ответить именно на эти вопросы. Джобшоп не даст слишком большую цену, потеряв клиента, или слишком маленькую, потеряв при этом прибыль.
Джобшоп — важное направление сбыта, и нам, чтобы продвигать на рынок нашу продукцию, надо постоянно изучать рынок, что мы и делаем.

Реклама наших партнеров